Социальная революция: история, теория и современность

Статья опубликована в журнале СОТИС – Социальные технологии, исследования. № 2. 2017. С. 35-45. При использовании материалов статьи – ссылка на первоисточник обязательна.

Социальная революция: история, теория и современность

(К столетию революционных событий 1917 г.)

 

Social Revolution: History, Theory and Modernity
(On the centenary of the revolutionary events of 1917)

 

Козырев Геннадий Иванович – доктор социологических наук, профессор кафедры политической социологии РГГУ, профессор кафедры социологии РХТУ им. Д.И. Менделеева, почетный работник высшего профессионального образования РФ. Email:genkozyr@mail.ru.

Kozyrev Gennady Ivanovich - Professor of Sociology, Department of Sociology, D. Mendeleyev University of Chemical Technology of Russia. Email:genkozyr@mail.ru.

 

Аннотация: В статье предпринята попытка рассмотреть такие ключевые категории как понятие и суть социальной революции, ее основные типы, стадии развития и причины возникновения. Выяснить, можно ли так называемые «цветные революции» считать социальными революциями. Рассмотреть возможные варианты развития социальной революции в условиях тоталитаризма. А также провести сравнительный анализ революционных событий в России в 1917 году с событиями конца 1980-х – начала 1990-х годов в СССР (России).

 

Abstract: This article attempts to address such key categories as the concept and essence of the social revolution, its main types, stage of development and the causes. To find out whether the so-called "color revolutions" to consider the social revolution. Consider possible options for the development of social revolution in the conditions of totalitarianism. As well as a comparative analysis of the revolutionary events in Russia in 1917 with the events of the late 1980s - early 1990s in the Soviet Union (Russia).

 

Ключевые понятия: социальная революция, социалистическая революция, социальные изменения, политический режим, бархатная революция, контрреволюция.

Key words: social revolution, the socialist revolution, social change, political regime, velvet revolution, counter-revolution.

 

 

Понятие и суть социальной революции [1, с. 286-293].Революция представляет собой быстрые фундаментальные социально-экономические и политические изменения, осуществляемые, как правило, насильственным  путем. Она предполагает: свержение существующего политического режима, коренное качественное преобразование политической системы, перестройку всех социальных и экономических отношений.

С конфликтологической точки зрения революция – это наиболее острая форма проявления классового конфликта (классовой борьбы) между правящим классом и оппозицией. По мнению К. Маркса, «социальная революция – это открытая война бедных против богатых» [2]. Цена победы и поражения в этом конфликте невероятно высоки. Поэтому революция нередко сопровождается различными формами насилия (бунт, вооруженное восстание, гражданская война и др.). Существуют и сравнительно мирные формы революций. Некоторые из них за свой «мирный» характер получили название «бархатная революция». Например, такое название получили большинство революций, произошедших в странах Восточной Европы в период развала Варшавского договора и СССР (конец 80-х – начало 90-х гг. XX в.).

 Необходимо отличать революцию от государственного (военного, политического) переворота. Последний представляет собой одну из форм политического конфликта внутри самого правящего класса. Он осуществляется, как правило,  относительно небольшой группой заговорщиков, которые являются представителями правящего класса. Основная цель переворота – захват политической власти, что не исключает инициирования и более масштабных социально-политических преобразований. Но военный переворот, как правило, оставляет политическую систему в неизменном виде. Частичные изменения происходят только в правящей элите, когда одна клановая группировка заменяет другую. Например, как это произошло на Украине в 2014 году, когда одна олигархическая группа сменила другую.

Революция – это политический конфликт между правящим классом и оппозицией (обществом и государством). Она отстраняет от власти правящую элиту, доказавшую свою неспособность управлять обществом, и формирует новую легитимную с точки зрения большинства граждан элиту, создает новую политическую и социальную структуру, новые политические, экономические и социальные отношения и институты. Как и в любом политическом конфликте, в революции вопрос о власти является основным. Так В.И. Ленин считал, что «Переход государственной власти из рук одного в руки другого класса – есть первый, главный, основной признак революции как в строго научном, так и в практически-политическом значении этого понятия» [3].

В результате революции изменяется не только политическая система, но и происходят  базовые преобразования в социально-классовой структуре общества, в ценностях и поведении людей. Революция вовлекает в активную политическую деятельность большие массы народа. Активность, энтузиазм, оптимизм, надежда на «светлое будущее» мобилизуют людей на ратные подвиги, безвозмездный труд и социальное творчество. В период революции массовая активность достигает своего апогея, а социальные изменения - невиданных темпов и глубины. К. Маркс в работе «Классовая борьба во Франции с 1848 по 1850 г.», называл революцию «локомотивом истории».

По мнению П.А. Сорокина, революция должна включать в себя следующие фундаментальные процессы и изменения: «Во-первых, революция означает смену в поведении людей, их психологии, идеологии, верованиях и ценностях. Во-вторых, революция знаменует собой изменение в биологическом составе населения, его воспроизводства и процессов отбора. В-третьих, это – деформация всей социальной структуры общества. В-четвертых, революция привносит с собой сдвиги в фундаментальных социальных процессах» [4, 269 – 270].

Типы революций. Различают революции политические и социальные. Первые направлены на радикальное преобразование политической системы государства. Вторые предполагают глубинные качественные преобразования всех сфер жизнедеятельности общества и государства. Политическая революция является составной частью социальной. Она может предшествовать социальной, создавая политические условия для социально-экономических преобразований (например, Октябрьская 1917 г. революция), а может и завершать уже свершившиеся социально-экономические преобразования (например, Великая французская революция 1789 – 1794 гг.).

Широкомасштабные («великие») социальные революции, как правило, приводят к гражданским войнам и бессмысленному уничтожению большого количества людей. Кроме того, исход революции непредсказуем. В своем большинстве они не заканчиваются тем, о чем мечтали революционеры. Поэтому многие исследователи проблемы считают революцию катастрофой для страны и ее народа. Так, например, П.Сорокин считает, что «революция суть худший способ улучшения материальных и духовных условий жизни  масс... Чего бы она не добивалась, достигается это чудовищной и непропорционально великой ценой» [4, с. 270].

Если за основание классификации берутся основные движущие силы революции, то можно выделить следующие ее типы:

·                Буржуазная и буржуазно-демократическая революции. В первой основной революционной силой является буржуазия, которая стремится свергнуть (ограничить) монархию и заменить ее властью буржуазии (например, первый этап буржуазной революции в Англии 1640-1642 гг.). Вторая предполагает вовлечение в революционный процесс, возглавляемый буржуазией, широких народных масс, стремящихся защитить свои права и интересы (например, Великая французская буржуазная революция 1789-1794 гг.).

·                Социалистическая революция, основной движущей силой которой (согласно марксистско-ленинской концепции) является пролетариат и присоединившаяся к нему часть беднейшего крестьянства. С точки зрения марксизма, социалистическая революция является высшим типом социальной революции, в ходе которой осуществляется переход от капитализма к социализму и коммунизму.

·                Народ­ная революция. Под этот тип могут подходить и буржуазная и социалистическая и другие революции. Определяющим здесь является участие  широких слоев населения и массовых движений.

·                Народно-демократическая революция. Таким типом обозначают борьбу массовых демократических движений против тоталитарного, авторитарного режимов власти или против иностранной оккупации.

·                Контрреволюция или  народно-демократическая революция? Если, в соответствии с марксистско-ленинской теорией классовой борьбы и смены общественно-экономических формаций, считать произошедшую в России в 1917 году социалистическую революцию и весь период строительства социализма в СССР закономерным явлением, то произошедший в 1990-е годы переход к капитализму, необходимо классифицировать как контрреволюцию. Если же исходить из того, что в 1917 году свержение буржуазного режима привело к установлению в стране тоталитаризма, который после смерти Сталина трансформировался в авторитаризм, то события 1990-ых годов в России можно трактовать как народно-демократическую революцию.

·                «Бархатная революция», получившая такое название за мирный характер перемен (о чем говорилось выше).

·                Исламская (Иранская) революция, получившая свое название благодаря цепи событий в Иране в январе 1978 — феврале 1979 годов. Следствием этих событий стало свержение монархического (проамериканского) режима власти и установление исламской республики во главе с верховным духовным лицом аятоллой Хомейни.

·                «Цветная революция» - псевдо революция, а вернее – дворцовый переворот, спровоцированный и стимулируемый внешними силами. Ниже мы остановимся на этом типе «революции» более подробно.

Революционными также называют быстрые и радикальные изменения, происходящие  в  отдельных  сферах (подсистемах)  общества,  например,  в  политической -  смена  политических  элит,  когда  к  власти  приходит  политическая  оппозиция;  радикальные  изменения  в  экономических  структурах;  эпохальные научно-технические  открытия (научно–техническая революция) и  др.

Стадии развития революции. По мнению П.Сорокина революция в своем развитии проходит две основные стадии: 1-я стадия - радикальные революционные изменения; 2-я стадия - стадия "реакции" или "обуздание" чрезмерной свободы и  "творчества" масс [4, 268].

 П. Штомпка выделяет десять последовательных стадий развития революций [5]. Объединив несколько дополняющих и объясняющих друг друга стадий, можно выделить четыре основные стадии революционных изменений.

1)          Предреволюционная стадия: общий кризис политической системы; очевидная неспособность властей эффективно управлять государством и нежелание большинства граждан терпеть сложившиеся условия жизни (верхи не могут - низы не хотят); возникновение революционной ситуации.

2)          Стадия революционных изменений: свержение старого режима власти и разрушение прежних социальных институтов; установление новых форм правления, новых экономических и социокультурных отношений; общее ликование и эйфория от победы.

3)          Стадия массового насилия, террора и гражданской войны между сторонниками старого режима, умеренными реформаторами и радикалами.

4)          Стадия восстановления "законности" и порядка; стадия последовательных реформ и социальных  преобразований. На этой стадии происходит определенный «откат» назад, частичное возвращение к прежним структурам и ценностям. Феномен возвратных изменений заключается в том, что социальная структура, социальные институты и культура общества обладают значительной инерцией (способностью к самосохранению) и своей собственной логикой развития. Чрезмерный революционный радикализм, через определенный период времени, вынужден отступать под  постоянным «давлением» со стороны прежних социальных институтов, традиционной культуры и здравого смысла. Так, например, после победы Октябрьской (1917г.) революции большевики отменили старые воинские звания и должности, методически уничтожали институты религии и традиционной семьи. Но в дальнейшем они вынуждены были вернуть старые воинские звания, в той или иной степени восстановить многие из разрушенных ими социальных институтов.

Причины социальной революции. Согласно марксистской теории, основной причиной социальных революций является обострение противоречий между старыми производственными отношениями и новыми производительными силами. В.И. Ленин разработал положение о революционной ситуации, согласно которой революция становится возможной при единовременном наличии трех основных факторов: 1) «низы» не хотят жить по-старому; 2) «верхи» не могут управлять по-старому; 3) крайнее обнищание масс [6].

На основе глубокого социологического анализа Октябрьской 1917 г. революции П.А. Сорокин приходит к выводу о том, что для «всякого революционного взрыва» необходимы три составляющие: 1) растущее подавление базовых инстинктов (потребностей в пище, одежде, жилье и др.) большинства населения; 2) их всеобщий характер (когда недовольны своим положением не только традиционно малоимущие слои, но и иные слои населения; 3) бессилие групп порядка (когда власть не способна эффективно управлять обществом и поддерживать порядок. По мнению П.А. Сорокина, «История «терпит» хищнические, жестокие, циничные правительства, но до поры до времени, пока они сильны, покуда они хотят и знают, как управлять государством. Несмотря на все негативные стороны их правления, они полезны обществу. Но бессильные и «добрые», бессмысленные и паразитические, высокомерные и бесталанные правительства история долго не выносит» [4, 272-291].

Многие теоретики считают, что одной из основных причин возникновения революционной ситуации является негибкая, немобильная политическая система, которая не может, или не желает, адекватно реагировать (приспосабливаться) к изменяющимся социальным условиям и требованиям. Другой причиной является «элитарная непримиримость». Когда элиты своими действиями (политикой) дестабилизируют социальную структуру, нарушают формальные ценности и нормы [7].

По мнению Дж. Голдстоуна, причиной революции является кризис государства, который ведет к широкому открытому конфликту. Он сформулировал восемь факторов политического кризиса и революции:

1)         широкое распространение верований в то, что государство неэффективно, несправедливо, или устарело, потеряло доверие масс;

2)         восстание части элит (оппозиции) против государства;

3)         народное восстание против государства и властвующей элиты;

4)         широкое распространение насилия или гражданская война;

5)         изменение политических институтов;

6)         изменение в статусе и власти традиционных элит;

7)         изменение в базисных формах экономической организации и собственности;

8)         изменение символов и верований, которые оправдывают распределение власти, статуса и богатства [8]. 

На основе анализа революционных ситуаций 1917 г. и конца 80-х гг. XX века, А.Г. Конфисахор приходит к выводу о том, что одной из основных причин возникновения революционной ситуации является утрата государственной властью различного рода ресурсов (военного, идеологического, территориального, нравственного). «Именно уменьшение ресурсов власти в восприятии людей приводит к революционной ситуации» [9].

Итак, революции происходят в результате резкого обострения противоречий между правящим классом (существующей политическим режимом) и оппозицией, которая представляет собой совокупность недовольных властью социальных слоев (классов) и радикально настроенной элиты (политической оппозиции). В основе социальной революции лежат не только острые политические антагонизмы, но и фундаментальные социально-экономические противоречия, а также несовместимые основополагающие ценности больших социальных общностей. При этом общественно-политический кризис по своей сути представляет собой системную конфликтную ситуацию.

Как и в любом социальном (политическом) конфликте наличие конфликтной ситуации (кризиса) еще не достаточно для того, чтобы конфликт (революция) стал реальностью. Для начала революции необходимы также субъективные факторы – наличие политического субъекта, способного бросить вызов существующему политическому режиму, наличие «армии революции»» - свободных и готовых к силовым действиям людей. Значительную роль в формировании и развитии кризиса (конфликтной ситуации) и революции (конфликта) могут играть силы «внешнего давления». Внешнее давление может частично или полностью заменять недостающие факторы революции и усиливать имеющиеся [10].

О «цветных революциях». Исходя из приведенных выше основных признаков, целей и причин социальной революции, как кульминационного момента классовой, антагонистической борьбы, можно сделать вывод о том, что так называемые «цветные революции» («Революция роз» в Грузии, «Оранжевая революция» в Украине и др.) не являются социальными революциями в классическом их понимании. Безусловно, объективные причины для смены существовавших в этих странах режимов власти имелись, и большая часть населения этих стран, измученная тяжелыми условиями жизни, желала радикальных перемен. Но все эти «революции» готовились западными режиссерами-постановщиками и к реальным революциям никакого отношения не имели. Их главная цель – сменить неугодную Западу правящую элиту на прозападную, негативно настроенную по отношению к России.

В результате этих «революций» не произошло никаких существенных перемен. Во-первых, инициатива смены правящих элит происходила «сверху», от таких же элит (временно отстраненных от власти, а то и занимавших важные посты) и их западных покровителей. Поэтому радикальной смены правящей элиты не произошло.  

Во-вторых, приход к власти «новой» элиты не привел к радикальным (революционным) переменам в политической и социально-экономической сферах общества. Пришедшие к власти элиты занялись переделом собственности в свою пользу.

В-третьих, как говорилось выше, революция совершается в интересах большинства и с привлечением широких социальных слоев к осуществлению намеченных преобразований. «Цветные революции» ограничились внутренними политическими «разборками». Энтузиазм, инициатива и энергия масс оказались не востребованными. Сразу же после смены режима про интересы простых людей забыли. Положение основной массы народа не только не улучшилось, а напротив, оно ухудшилось.

В-четвертых, в социально-классовой структуре общества фактически не произошло каких-либо существенных изменений.

Пришедшая к власти «новая» элита попросту обманула поддержавший ее народ. Кроме того, «цветные революции», как правило, в значительной степени финансируются и провоцируются извне, но не всегда оправдывают ожидания своих спонсоров. Особенно трагическими оказались последствия «Революции достоинства» на Украине. Вооруженный переворот, совершенный националистической оппозицией в феврале 2014 года привел страну к распаду, гражданской войне и экономическому кризису.

 «Цветные революции» представляют угрозу, прежде всего, для элит, находящихся у власти и распоряжающихся ресурсами страны, т. к. они могут лишиться и политической власти, и ресурсов. А для людей, влачащих жалкое существование на грани выживания, такая революция дает хоть какую-то надежду на улучшения своего положения. Но, как правило, такие надежды не оправдываются. Поэтому реального улучшения своего положения народ может добиться только путем радикальной смены дискредитировавшей себя правящей элиты и установления эффективного контроля над государством со стороны гражданского общества.

Социальная революция в условиях тоталитаризма. Политическая система тоталитаризма, как правило, представляет собой жестко централизованную партийно-государственную структуру, которая осуществляет контроль над всем обществом, не допуская возникновения каких-либо общественных и политических организаций, стоящих вне этого контроля. Реальные социальные и политические противоречия и конфликты режим старается скрыт, а любое их проявление подавляет силой. Например, в период коллективизации (1929 – 1932 гг.) в СССР крестьян, не желавших вступать в колхозы, объявляли политическими преступниками и арестовывали (расстреливали, ссылали), а крестьянские волнения (восстания) жестоко подавлялись регулярными войсками. Таким образом, тоталитарный режим превращает индивидуальный и массовый террор в основной способ предотвращения и подавления очагов политического конфликта.

Но политические противоречия, как бы жестоко они не подавлялись, существуют и в тоталитарной политической системе и вокруг неё. Однако реально противостоять тоталитарному режиму может лишь субъект, примерно равный ему по силе. Иначе противоборство превращается не в политический конфликт, а в одностороннее насилие. Поэтому пока режим достаточно силен, ни о какой революции, инициируемой внутренней оппозицией, речи быть не может.

В целом же возможны четыре основных способа свержения (трансформации) тоталитарного политического режима: внешнее воздействие, реформирование сверху, народное восстание (революция), комбинированный (смешанный). Рассмотрим каждый из перечисленных вариантов.

1.Внешнее воздействие, как правило, предполагает непосредственное вторжение иностранных вооруженных сил и насильственное свержение (уничтожение) правящей элиты тоталитарного режима, а также последующий контроль за формированием новой «демократической» политической системы. Подобным образом были свергнуты тоталитарные режимы в фашистской Германии, милитаристской Японии (1945 г.) и др. А такие косвенные способы внешнего воздействия на тоталитарный режим как экономическая блокада (эмбарго), различного рода бойкоты, политическая изоляция не столь эффективны. Их результативность во многом зависит от наличия других факторов, например, внутренней оппозиции тоталитарному режиму. В качестве примера неэффективного косвенного внешнего «воздействия» можно привести такие страны как Северная Корея и Куба, в которых тоталитарные режимы существуют многие десятилетия, несмотря ни на какие «блокады» и «эмбарго».

2.Реформирование тоталитарного режима сверху становится возможным, когда в рядах самой правящей элиты возникает понимание необходимости (вынужденности) изменения условий своего политического господства. Нередко возможности такого реформирования возникают после смерти «вождя». Например, в СССР начало трансформации тоталитарного режима в авторитарный стало возможным только после смерти Сталина (1953 г.); в Испании после смерти генерала Франко (1975 г.) началась демократизация всей политической системы страны.

3.Народное восстание (революция) как способ свержения тоталитарного режима возможен в ситуации, когда одновременно «сходятся», накладываются друг на друга следующие условия  и факторы: 1. В рядах правящей элиты нет должного единства, и централизованная властная вертикаль начинает ослабевать. 2. В обществе накопился достаточный для решительных действий протестный потенциал. 3. В массовом сознании существует психологическая готовность (установка) бороться за свои права. 4. В рядах оппозиции существуют легитимные лидеры (группы), способные и готовые возглавить восставший народ. Так, например, 25 апреля, 1974 г. в Португалии восставшие войска под руководством Движения вооруженных сил свергли фашистский режим, и в стране началась демократическая революция.

4.Комбинированный (смешанный) вариант свержения тоталитарного режима становится возможным, когда внешние и внутренние факторы как бы совпадают, способствуют друг другу. Например, распад Варшавского военного блока и вывод советских войск из стран Восточной Европы (конец 80-х гг. XX в.) способствовал победе демократических революций в этих странах, и, в частности, в ходе народного восстания был свергнут тоталитарный режим Н. Чаушеску в Румынии.

Сравнительный анализ революционных событий в России в 1917 году с событиями конца 1980-х – начала 1990-х годов в СССР (России). П.А. Сорокина, в своей работе «Социология революции» [4],  на основе сравнительного анализа Великой французской революции 1789 года и революционных событий 1917 года в России, приходит к выводу, что основной причиной произошедших революций является «импотенция правительства» как Людовика 16-го, так и Николая 2-го. Следовательно, разные страны, века и революции, но причины возникновения революционной ситуации примерно одни и те же. Попытаемся развить теоретические обоснования Сорокина в плане «импотенция правительства» и «перенести» их также на события в России конца 1980-х – начала 1990-х годов [11],  .

Кульминацией Февральской буржуазной революции в России является отречение Николая 2-го от престола. Бездарный правитель и такой же полководец, для которого семейные проблемы были выше государственных интересов, сначала втянул Россию в ненужную ей войну, довел ее до предреволюционного состояния и, отрекшись от престола, предал в самый сложный период её истории.

В этом плане поступок Николая 2-го можно сравнить с поступком Михаила Горбачева, первого и последнего президента СССР. Провозгласив «перестройку», Горбачев своими непродуманными (преступными) решениями довел политическую систему и экономику страны до дезорганизации и хаоса, а потом, в критический момент подписания Беловежского сговора самоустранился.

Весь период правления Горбачева можно сравнить с действиями Александра Керенского во Временном правительстве. И тот и другой демонстрировали отменное краснобайство, самолюбование и полную некомпетентности и нерешительность в вопросах управления страной. По мнению Ж.Т. Тощенко, «Из-за ограниченности мышления Горбачев не понимал сути состояния и тенденций развития происходящих процессов, вследствие чего его предложения характеризовались случайностью, отдавали экспромтом, отражали шарахание от одной идеи к другой» [12].

Во многом благодаря действиям (и бездействиям) Керенского в 1917 и Горбачева в конце 1980-х - начале 1990-х годов возглавляемые ими правительства оказались недееспособными. А сами они не проявили необходимые лидерские качества – качества политического субъекта. Этим и воспользовались в 1917 году большевики, а в 1991 – Ельцин и его команда.

В дальнейшем в 1918 и 1993 годах произошли два трагических и знаменательных события, которые окончательно закрепили победу «революционного класса». Первое – разгон 19 января 1918 года большевики Всероссийского учредительного собрания, после которого большевики узурпировали власть и взяли курс на гражданскую войну [13] и установление тоталитарного режима власти.

Второе – разгон Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации (также известный как «Расстрел Белого дома»). События начались 21 сентября 1993 года с издания президентом Ельциным указа № 1400 о роспуске Съезда народных депутатов и Верховного Совета. В целом в ходе вооружённых столкновений на улицах Москвы погибло не менее 158 и были ранены 423 человек.  А непосредственно в ходе расстрела «Белого дома» 3 и 4 октября 1993 года были убиты 124 и ранены 348 человек. В результате власть окончательно перешла в руки олигархической буржуазии, ставшей беззастенчиво растаскивать общенародную собственность.

После расстрела «Белого дома» первый президент Российской Федерации Б.Н. Ельцин сумел сконцентрировать в своих руках почти неограниченную политическую власть. Но экономическая власть к середине 90-х гг. оказалась в руках небольшой группы, приближенных к Ельцину людей – олигархов, что позволяло им манипулировать Президентом РФ и делить между собой богатства некогда великой страны.

Для того чтобы убедится в том, что события 1990-х годов носят революционный (контрреволюционный) характер, надо сравнить то, что произошло с нашей страной после захвата власти олигархической буржуазией, с тем как охарактеризовал революционные изменения П.А. Сорокин (см. начало нашего исследования). Во-первых, поведение и психология коллективизма после 1991 года меняется на индивидуализм. Идеология и цель построения справедливого коммунистического общества меняется на весьма невнятную либерально-буржуазную идеологию личного обогащения. Атеизм пытаются заменить клерикализмом, который, как и в царской России, призван стать опорой олигархического государства. Ценности братства, солидарности, бесплатного образования и здравоохранения, уверенности завтрашний день меняются на волчьи законы рынка и неопределенность.

Во-вторых, происходят изменения в биологическом составе населения. На смену обществу относительно равноправных граждан приходит общество, состоящее из незначительной кучки олигархов, передающих ресурсы и власть по наследству, и подавляющего большинства бедных и нищих людей. Богатство и бедность становятся биологически обусловленным основанием для определенных групп населения. Люди как бы поделились на «белую» и «черную» кость.

В-третьих, – деформация всей социальной структуры общества: радикальная смена форм собственности и социальной стратификации. Десятки миллионов людей в одночасье лишились «своей» общегосударственной собственности и своих личных сбережений и превратились в нищих, ради обогащения незначительной кучки олигархов и коррумпированных чиновников. Миллионы русских людей, проживавших в союзных республиках, оказались чужестранцами.

В-четвертых, - сдвиги в фундаментальных социальных процессах. Некогда относительно единое советское общество целенаправленно атомизируется. Правящий класс настойчиво стремится чтобы россияне не отмечали день Великой октябрьской социалистической революции, которая является весьма трагическим для нашей страны событием и, в то же время, весьма знаменательным. Оно показало и доказало всем народам мира, что трудовой люд может свергнуть власть эксплуататоров, отобрать у них незаконно присвоенную собственность и создать государство рабочих и крестьян.

В этой связи вспоминаются настойчивые попытки, предпринятые Государственной Думой весной 2005 г. (накануне дня Победы), убрать со Знамени Победы серп и молот, которые являются символом первого Советского государства и олицетворяют собой единство рабочих и крестьян. В октябре 2013 года стало известно, что в новом учебнике по истории России слова «Великая октябрьская социалистическая революция» будут заменены на «Великая русская революция». Слово «социалистическая» отныне не будет упоминаться, чтобы оно не напоминало людям о борьбе народа с капиталистическими угнетателями и о том, что эта борьба закончилась победой угнетаемых.

Что касаемо нового словосочетания «Великая русская революция», то и здесь уже изначально заложен конфликт, так как Октябрьская социалистическая революция не была «чисто» русским явлением. Большинство организаторов революции были евреями. Одну из решающих задач в час «Х» выполнили «Латышские стрелки». Были еще и «Бакинские комиссары» и много других представителей иных наций. Но для того, чтобы убрать слово «социалистическая», «научные работники», обслуживающие правящий класс, закладывают в учебник истории новые противоречия [14].

1 марта 2011 года, по инициативе президента РФ Дмитрия Медведева, милиция в России была переименована в полицию. Причина все та же – вытравить из памяти россиян революционное название «рабоче-крестьянская милиция», как она называлась изначально, и заменить его буржуазным понятием «полиция». Хотя в памяти нашего народа «полицай» ассоциируется с такими понятиями как «приспешник фашистских оккупантов», «коллаборационист» и «предатель».

Между тем, правящий класс, декларируя мнимую деидеологизацию, в реальности  уже на протяжении более чем 24-х лет пытается привить российскому народу либеральные ценности потребительского общества. Внушить россиянам идеи о том, что прихватизация общенародной собственности с целью личного обогащения является нормой, что деление общества на сравнительно небольшую группу сверх богатых и подавляющее большинство бедных, является закономерным итогом развития рыночных отношений. А эталоном в нашем духовном развитии являются неолиберальные ценности Западного мира [15].

Заключение. Выше мы рассмотрели такие ключевые категории как понятие и суть социальной революции, ее основные типы, стадии развития и причины возникновения. Выяснили, что «цветные революции» являются псевдо революциями. Рассмотрели также возможные варианты развития социальной революции в условиях тоталитаризма.

Особого внимания, на мой взгляд, заслуживает сравнительный анализ революционных событий в России в 1917 году с событиями конца 1980-х – начала 1990-х годов в СССР (России). Этот анализ наглядно показывает, что в ходе своего развития, общество может переживать как революционные, так и контрреволюционные изменения.

Традиционный капитализм на Западе вступил в полосу структурного кризиса. Социализм «советского» типа тоже оказался не вполне жизнеспособным. Поэтому вопрос о конвергенции капитализма и социализма становится вновь актуальным. Об этом, в частности, свидетельствуют данные социологического опроса россиян (табл. 1).

Таблица 1.

Какая политическая система нужна России ?

Модели политических систем:

Число сторонников в 2012 г.   (в % от числа опрошенных)

Число сторонников в 2016 г. (в % от числа опрошенных)

Советская политическая система, существовавшая до 1990 г.

29

36

Нынешняя политическая система

20

17

Демократическая политическая система по образцу западных стран

29

22

Опрос проведен «Левада-центром» 18-21 января 2016 г. [16].

Если сложить число сторонников нынешней политической системы и демократии западного образца за 2016 год, то получим 39% сторонников демократии «капиталистического типа», которым оппонируют 36% приверженцев Советского строя. Следовательно, перевес сторонников «капитализма» незначительный. При этом более половины россиян (51%) считают правильной ту экономическую модель, которая основана на государственном планировании и распределении (49% в 2012 году). А экономическую систему, в основе которой лежат частная собственность и рыночные отношения, в 2016 году поддерживали лишь 29% респондентов (36% в 2012 году) [16].

Следовательно, чем больше разочарований будет доставлять россиянам модель олигархического капитализма в России, тем более популярными будут становиться идеи и цели социалистической революции и советского социалистического строя. Поэтому возврат к социалистическим идеалам в нашей стране (и не только) вполне возможен. Главное чтобы эта очередная революция или контрреволюция проходила в рамках существующего законодательства – без крови и насилия.

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1.Козырев Г.И. Политическая социология. М.: ИД – «ФОРУМ» – ИНФРА-М.,  2013.

2.Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 2. С. 253.

3.Ленин В.И. Полное собрание сочинений. Т. 31. С. 133.

4.Сорокин П.А. Социология революции./ Человек. Цивилизация. Общество. М., 1992.

5.Штомпка П. Социология социальных изменений. М., 1996. С. 373-374.

6. Ленин В.И. Задачи революционной социал-демократии в европейской войне. ПСС. Изд. 5. Т. 26. С. 1-17.

7.Гарр Т.Р. Почему люди бунтуют. СПб., 2005. С. 204.

8. Goldstone J. Rewolution and rebellion in the early Modern World. Berkeley, etc.: University of California press, 1991. P. 10-11.

9.Конфисахор А.Г. Психология власти. – 2-е изд., перераб. и доп. – СПб.: Питер, 2004. С. 100.

10.Барсамов В.А. «Цветные революции»: теоретический и прикладной аспекты // Социологические исследования. № 8. 2006. С. 64.

11. См.: Козырев Г.И. Есть у революции начало – нет у революции конца. Читая П. Сорокина//«Менделеевец» № 6 март 1996 г. С. 4-5.

12.Тощенко Ж.Т. Фантомы российского общества. М.: Центр социального прогнозирования и маркетинга, 2015. С. 563.

13. Разгон Учредительного собрания. https://sputnikipogrom.com/history/49529/the-end-of-the-constituent-assembly/#.WI9CZvK12Hs (дата обращения: 30.01.2017).

14. См.: Козырев Г.И. Единение рабов и рабовладельцев. http://kozyrev-gi.ru/pages/edinenie-rabov-i-rabovladeltsev/ (дата обращения: 30.01.2017).

15.См.: Козырев Г.И. Деидеологизация - угроза национальному суверенитету. http://kozyrev-gi.ru/pages/deideologizatsija/ (дата обращения: 30.01.2017).

16.Предпочтительные модели экономической и политической систем. URL: http://www.levada.ru/2016/02/17/predpochtitelnye-modeli-ekonomicheskoj-i-politicheskoj-sistem/ (дата обращения: 10.01.2017).

 

 

Смотрите также:





 
01   НОВОСТИ
02   БИОГРАФИЯ
03   НАУКА
04   ПУБЛИЦИСТИКА new
05   ОТКРЫТЫЙ ЭФИР new
06   ЛИРИКА
07   КНИГИ
08   СТУДЕНТАМ
09   ВИДЕО
10   ГОСТЕВАЯ
11   КОНТАКТЫ
12   ENGLISH new

При использовании материалов с сайта
ссылка на автора обязательна!