Социологическое образование в условиях сужения границ гражданского общества

Социологическое образование в условиях сужения границ гражданского общества

Проблемы моделирования социальных процессов: Рос- сия и страны АТР : материалы Всерос. научно-практич. конф. с междунар. участием, Владивосток, 11–13 ноября 2015 г.) – Владивосток : Дальневост. федерал. ун-т, 2015. С. 322-325. Козырев Г.И.

Объективным условием возникновения и развития социологии является гражданское общество, которое, по мнению многих ученых-социологов, является основным объектом социологии [1]. Если проследить историческую ретроспективу развития и становления гражданского общества и социологии как науки и учебной дисциплины, то можно сказать, что этапы и уровни развития двух этих феноменов, в основном, совпадают. Так, например, в странах Западной Европы и США существенное развитие и гражданского общества и социологии наблюдается с середины XIX-го века и до, примерно, конца XX-го века.

На рубеже XX-XXI веков часть социологов заговорила о методологическом кризисе в социологии, в том числе о сокращении «социального мира» и расширении «мира виртуального», об атомизации социальных общностей и хаотизации социальной структуры. Из этого делается вывод о том, что гражданское общество «размывается» и «сужается», а вчерашние граждане превращаются в атомизированных и зомбированных рекламными технологиями потребителей. Следовательно, основной предмет социологии трансформируется и «ускользает» от социологического анализа, а сами социологи становятся менее востребованными.

О том, что гражданское общество теряет свои позиции в мировом масштабе, свидетельствует наметившийся с конца XX-го века рост неравенства как между наиболее экономически развитыми странами мира и так называемыми развивающимися странами, так и между «бедными» и «богатыми» слоями населения внутри каждой из стран. Так, профессор парижской Школы экономики Томас Пикетти в своей книге «Капитал в XXI веке», на примере Европы и США рассмотрел историю распределения богатства на протяжении XIX–XX веков. В результате он приходит к следующему выводу: за исключением периода с 1914 по 1980 год, всегда наблюдался огромный разрыв между богатыми и остальными гражданами. Статистические данные США показывают, что с 1970-х по 2010-е годы доходы богатейшего 1% населения выросли с 9% до 20% в национальном доходе страны. Так же значительно за это время выросла доля дохода оставшихся 9% из богатых 10%. В то время как рост остального населения США составлял менее 0,5% [2].

Следовательно, один из принципов «капиталистической демократии», который предполагает, что гражданское общество неуклонно развивается и способствует сокращению разрыва в доходах между наиболее «бедными» и «богатыми» слоями общества, оказался несостоятельным. А этот принцип на протяжении всего XX века всесторонне «развивали» многие видные ученые-социологи.

В своем выступлении на XVIII Всемирном конгрессе социологов, прошедшем в 2014 гуду в Йокогаме (Япония), Майкл Буровой делает вывод о том, что «Во всем мире рабочее движение отступает, его не слышат правительства, помогающие крупному капиталу. Забастовки все чаще оборачиваются против самих бастующих и превращаются в инструмент, который использует капитал» [3].

Что же касаемо России, то здесь ситуация и с гражданским обществом и с социальным государством, «гарантирующим» относительное социально-экономическое равенство граждан, весьма плачевная. Так, по данным Росстата, с 2002 по 2014 годы разрыв в доходах между 10% наиболее богатой части общества и 10% беднейших ее членов (децильный коэффициент), вырос с 14,0 до 16,8. Но по неофициальной оценке этот разрыв может достигать 40-50 раз. С одной стороны мы наблюдаем вызывающую роскошь незначительной части общества, с другой – удручающую бедность подавляющего большинства.

Распределительная система страны не только несправедливая, но она и весьма циничная. Так, в ноябре 2013 г., накануне возникновения проблем в российской экономике и обвала рубля, депутаты Государственной Думы подняли свои зарплаты до 450 тыс. рублей, единовременно увеличив их в два раза. Аналогичным образом поступили и депутаты Совета Федерации. И это в то время когда зарплата профессора вуза составляла 20 тыс. рублей, а зарплата шахтера в забое не превышала 14-15 тыс. рублей [5]. Следовательно, управленческая «элита» заранее компенсировала себе «потери» от предстоящего обесценивания в два раза по отношению к доллару рубля, а основная масса населения, в результате обвала рубля, стала бедней примерно в два раза.

С 2013 года, еще до введения против России санкций и обвала цен на нефть, наметилась тенденция снижения ядра среднего класса с 18% в 2013 до 16% в 2014 годах [6].

Целенаправленно ущемляя неотъемлемые социально-экономические права граждан, правящий класс не встречает должного отпора со стороны гражданского общества. Это обусловлено тем, что уровень политической активности граждан еще недостаточен, чтобы решительно бороться за свои права. Так, по данным опроса, проведенного «Левада-центром» 16 сентября 2015 г., 79% респондентов считают, что в настоящее время в России политические протесты маловероятными. Допускают возможность протеста 15% опрошенных, но выйти на улицу готов только каждый десятый из тех, кто допускает протесты. 84% опрошенных заявили, что, скорее всего, останутся дома. Если выступления все же состоятся, принять в них участие готовы 13%, не готовы – 80%, 6% с ответом затруднились [7].

Наступление правящего класса на социологию, которая, по сути, является идейно-теоретической основой гражданского общества, началось уже в 2000-х годах. Так, если с начала 90-х годов социология активно внедряется в систему преподавания общественных наук, то с принятием второго поколения образовательных стандартов высшего профессионального образования, социология была выведена из статуса обязательной дисциплины и, как следствие, во многих вузах она была исключена из учебных планов. Многие кафедры социологии в непрофильных вузах были закрыты, а преподаватели социологии остались не удел [8].

Сложившаяся в настоящее время ситуация с социологическим образованием отдаленно напоминает начало 1920-х в СССР, когда социология оказалась вне закона. Тогда пришедшие к власти большевики стремились, в том числе и через запрет социологии, уничтожить зарождавшиеся в нашей стране ростки гражданского общества. А правящий класс современной России, представляющий, прежде всего, интересы бюрократической «элиты» и олигархического капитала, всячески стремиться замедлить развитие гражданского общества. И это проявляется не только в ограничении социологического образования, но и в сокращении вузовского образования в целом, когда вполне успешные вузы объявляются «неэффективными» и поглощаются другими. Кроме того, идет планомерная коммерционализация образования, которая ограничивает доступ к нему малоимущих слоев населения.

Следующей проблемой является «размывание» самой социологии. Так, по мнению профессора социологии из Великобритании Ричарда Дженкинса, в последние 30 лет развитие бизнес-школ стало одной из причин упадка социологии организаций в США и Великобритании. На предмет социологии стали претендовать и такие дисциплины как социальная антропология, маркетинговые исследования, социальная политика, политология и некоторые другие. Все это приводит к недостаточной востребованности самой социологии в ее классическом понимании [9].

В качестве внутренней проблемы социологического образования можно назвать наметившийся в последние годы разрыв между теоретическими и эмпирическими исследованиями, между социологической теорией и реальной действительностью. Так, Ю.Г. Волков по этому поводу пишет: «Современная парадигма социологического знания часто оторвана от действительности, от возможности эмпирической верификации» [10].

Более резко по этому поводу высказывается Ричарда Дженкинс. Он считает, что в условиях отсутствия значительных открытий, социологи-теоретики целенаправленно «создают» так называемую «серьезную социальную теорию», язык которой «не доступен ни большинству налогоплательщиков, ни тем, кто отвечает за расходование налогов». Таким образом, они скрывают свою никчемность: «Чем плотнее и труднее текст, тем лучше; непроницаемость стала знаком серьезности намерений автора; фарисейство обязательно для тех, кто хочет прослыть политическим или социальным радикалом; если бедные, глупые читатели не понимают его, то от своей неспособности и некомпетентности. Вопреки, а вернее, благодаря языковому барьеру, социальная теория стала ареной, где par excellence делаются большие социологические репутации» [11].

Итак, в сложившейся ситуации можно выделить две глобальные взаимообусловленные проблемы, оказывающие негативное влияние на социологическое образование. Первая – сращивание неолиберального капитала с государством и их консолидированное наступление на гражданское общество – объект социологии. Вторая – кризисные явления в самой социологии, о которых говорилось выше.

Возможными вариантами выхода из этой ситуация являются:

  1. Возврат социологии на изначальные позиции изучения социальной реальности.
  2. Социологическое просвещение граждан. Для чего, в частности, необходимо добиваться возврата социологии в учебный процесс в качестве обязательной дисциплины и в непрофильных вузах.
  3. Всемерная защита гражданского общества в целях дальнейшего его развития.

Библиография

1. См., например: Тощенко Ж.Т. Социология: учебник / Ж.Т. Тощенко. 3-е изд. – М., 2007. С. 48.

2. Шаинян К. «Капитал» Пикетти за 10 минут. https://slon.ru/biz/1155836/ (дата обращения: 30.10.2015).

3. Буравой М. Социология неравенства // СОЦИС. 2015. № 7. С. 9.

4. В России растет пропасть между богатыми и бедными http://www.newizv.ru/economics/2015-02-16/215017-srednego-ne-dano.html (дата обращения: 26.10.2015).

5. Депутаты ГосДумы подняли свои зарплаты до 450 000 рублей. http://tvernews.ru/blog/2619/161738/ (дата обращения 13.10.2015).

6. Численность и состав среднего класса в современной России http://www.isras.ru/files/File/Doklad/Analit_doc_Sredny_klass/part1.pdf (дата обращения: 20.10.2015).

7. Россияне готовы протестовать только за компанию http://www.ng.ru/politics/2015-09-16/3_protest.html (дата обращения: 16.10.2015).

8. Аминов С. Р. Социологическое образование в России http://pandia.ru/text/77/419/6189.php (27.10.2015).

9. Дженкинс Р. Что ждет социологию: вымирание, застой или эволюция? // СОЦИС. 2015. № 3. С. 12-13.

10. Волков Ю.Г. Социологический диагноз как аналитический конструкт // СОЦИС. 2015. № 3. С. 7.

11. Дженкинс Р. Что ждет социологию: вымирание, застой или эволюция? // СОЦИС. 2015. № 3. С. 16-17.

Смотрите также:





 
01   НОВОСТИ
02   БИОГРАФИЯ
03   НАУКА
04   ПУБЛИЦИСТИКА new
05   ОТКРЫТЫЙ ЭФИР new
06   ЛИРИКА
07   КНИГИ
08   СТУДЕНТАМ
09   ВИДЕО
10   ГОСТЕВАЯ
11   КОНТАКТЫ
12   ENGLISH new

При использовании материалов с сайта
ссылка на автора обязательна!