Крах политики инновационного развития России

Крах политики инновационного развития России

Одним из необходимых условий инновационного развития страны является наличие в ней соответствующей социокультурной базы, под которой я, прежде всего, понимаю общий и профессиональный уровень развития культуры граждан, относительную гомогенность национальной культуры, а также существующие и создаваемые условия для такого развития.

Любое гениальное открытие материализуется в предметы массового потребления лишь тогда, когда, во-первых, в обществе существует потребность в его реализации, во-вторых, существующий способ производства позволяет это делать, в-третьих, политика государства способствует этому. Так, например, многие гениальные идеи и открытия Леонардо да Винчи более трехсот лет были, с одной стороны, не востребованными массовым потребителем, с другой, для их реализации еще не была создана соответствующая материально-техническая база.

Переход России в начале 90-х годов прошлого века от плановой экономике к рыночной, казалось бы, открывал новые возможности развития производительных сил и производственных отношений.

Но захватившие власть и собственность люди выбрали сырьевой вектор развития российской экономики. Благодаря недальновидной и преступной политики правящего класса, в течение 20-ти лет шло планомерное уничтожение отечественного высокотехнологического производства. Тысячи машиностроительных заводов и научно-исследовательских институтов были закрыты. Миллионы квалифицированных рабочих, инженерно-технических работников и ученых оказались не востребованными. Со временем часть из них сменила род деятельности, часть уехала за заграницу, часть вышла на пенсию. Поэтому когда президент РФ Д.А. Медведев (2010-2011 гг.) стал инициировать создание основ инновационного развития страны, оказалось, что для осуществления этих задач нет соответствующей научно-технической базы, и соответствующего количества и качества исполнителей.

Одной из причин, способствующих деградации социокультурной базы российского общества, является огромный социальный (экономический) разрыв между бедными и богатыми слоями населения. В России различия в доходах между 10% наиболее богатой части общества и 10% беднейших ее членов (децильный коэффициент), по различным источникам, колеблется в пределах от 20 до 40 (официально признанным считается коэффициент – 17). Такая неоднозначность показателей обусловлена тем, что около 40% экономики страны находится в тени.

С одной стороны мы наблюдаем вызывающую роскошь незначительной части общества, с другой – удручающую бедность подавляющего большинства россиян. При этом бедность становится особым образом жизни, особой субкультурой униженных людей. Она способствует снижению трудовой активности, общей деградации индивида (группы), стимулирует развитие различных видов девиации. По мнению П. А. Сорокина, для человека, который не имеет возможности удовлетворять свои базовые потребности, окружающая среда становится враждебной и он стремится ее разрушить [1]. Таким образом, в России зреет антагонистический классовый конфликт (по Марксу). Одним из проявлений этого конфликта являются массовые акции протеста россиян против политики правящего класса и фальсификации выборов, прошедшие в конце 2011 и в 2012 гг.

Основной социальной базой гражданского общества в промышленно развитых демократических странах является средний класс, который составляет большинство населения (от 60 – до 80%).

Он (класс) также является оппонентом крупной буржуазии, высшим чиновникам и экстримистски настроенной части низших слоев общества. Кроме того, средний класс – это основная производительная сила общества, способная напряженно трудиться, осваивать новые знания, заниматься творчеством, воспитывать новые поколения граждан и т.д. Средний класс также составляет основу социокультурной базы инновационного развития страны.

Однако в России, на протяжении последних 15 лет доля среднего класса в социальной структуре населения колеблется в пределах от 14 до 25%. При этом, в определенные периоды времени, за небольшим повышением доли среднего класса, обычно следует его сокращение. Так с 2003 по 2006 годы доля среднего класса в стране снизилась с 25% до 20% [2]. В настоящее время доля среднего класса составляет примерно 20%. Суть проблемы состоит в том, что правящий политический режим создал неблагоприятные для развития среднего класса социально-экономические, политические и правовые условия. Существующее в России налогообложение, не способствует развитию малого и среднего предпринимательства. А ставшие достоянием гласности осенью 2010 года факты бандитского беспредела в станице Кущевская, Краснодарского края, в городе Гусь хрустальный, Владимировской области и других регионах страны, свидетельствуют о том, что в борьбе за уничтожение среднего класса и гражданского общества объединились бандиты, значительная часть силовых структур и коррумпированные чиновники. Так, в ходе расследования трагических событий, произошедших в станице Кущевская, Федеральная служба охраны (ФСО) пришла к выводу, что «схема управления» населением этой станице, сложилась и действует по всей стране. «Руководители управляют вверенными им территориями страны при помощи криминала» [3]. В таких условиях говорить о развитии среднего класса и гражданского общества не приходится.

Развитию долговременного высокотехнологического производства и созданию соответствующих рабочих мест препятствует отсутствие прозрачной и эффективной правовой базы для защиты частной собственности и высокая коррумпированность всего государственного аппарата управления.

Бизнесмены боятся вкладывать инвестиции в долговременные проекты, так как государство не может дать гарантии в том, что создаваемое предприятие не станет объектом рейдерского захвата, в том числе и со стороны государственных структур. А выделяемые правительством на инновационные проекты деньги частично разворовываются, частично используются не по назначению (например, ОАО «РОСНАНО», Олимпиада в Сочи и др.). Частные вложения также облагаются коррупционным «налогом», что делает их нерентабельными. В результате происходит «бегство капитала» за границу. Например, сразу после отставки с поста мэра Москвы Ю. Лужкова (2010 г.), его жена – Е. Батурина, ставшая в годы правления Лужкова весьма состоятельным предпринимателем, стала срочно распродавать свои российские активы, сохраняя зарубежные. Супружеская пара вынуждена была признать, что без административного ресурса вести бизнес в России невозможно [4].

Наряду с «бегством капитала» происходит «утечка мозгов» и специалистов. В 90-е годы прошлого века начался массовый отъезд российских ученых и квалифицированных работников заграницу. Так, за период 1995-2005 гг. российская наука и промышленность потеряла более 1,5 млн. специалистов, большинство из которых уехали в США и западноевропейские страны [5]. В результате отечественная наука была обескровлена. Основные причины «утечки мозгов»: нищенские, по сравнению с предлагаемыми на Западе, зарплаты, отсутствие современной материально-технической базы для эффективной работы, отсутствие социальных гарантий и перспектив.

«Утечку мозгов», в свою очередь, негативно влияет на обучение и подготовку студентов и аспирантов. С одной стороны, снижается уровень профессиональной подготовки, так как уезжают наиболее подготовленные и перспективные ученые. С другой стороны, нередко будущие специалисты, по примеру своих старших товарищей, стремятся уехать заграницу. По данным исследования Левада-Центра, 50% россиян мечтают уехать из страны. Среди умеренных или активных сторонников переезда заграницу, 75% составляют люди младше 35 лет. 63% опрошенных хотели, чтобы их дети учились и работали заграницей [6]. Следовательно, существующие в стране условия для самореализации личности, воспринимаются большинством россиян как неблагоприятные. В результате происходит снижение общего уровня профессиональной культуры.

В современном мире две трети валового продукта производится за счет использования труда квалифицированных специалистов. Между экономически развитыми странами идет борьба за привлечение иностранных специалистов на свои предприятия. Сегодня в Соединенных Штатах работает около 400 тыс. европейских ученых и несколько миллионов привлеченных из других стран специалистов. В России наблюдается обратная тенденция. С одной стороны, идет отток заграницу ученых и квалифицированных специалистов, с другой стороны, в результате бесконтрольной миграции, Россию захлестнула волна низко квалифицированных, плохо говорящих по-русски работников. Использование большого количества дешевой рабочей силы не стимулирует создание высокотехнологического производства. Вместо профессионалов, рабочие места занимают дилетанты, а руководящие должности - так называемые «эффективные менеджеры». Такая политика государства ведет к деградации человеческого потенциала страны.

Проблема состоит не только в том, что на смену уехавшим за границу квалифицированным работникам в Россию приезжают недостаточно образованные (в общем и профессиональном плане) мигранты, но и в том, что они являются представителями иной культуры и религии, которые не могут адаптироваться в чужой для них социокультурной среде. Так, только в Москве в начале учебного года (сентябрь 2011) было выявлено 15 тысяч детей школьного возраста не говорящих или плохо говорящих по-русски, то есть, не способных на данный момент обучаться в русскоязычных школах [7]. В результате на существующий в стране огромный социальный разрыв между бедными и богатыми, накладывается не менее опасный этнокультурный разрыв. Мигранты создают собственные социокультурные пространства на единой территории страны. Растет количество конфликтов между представителями разных культур. Таким образом, социокультурная гетерогенность социума увеличивается. Все это можно назвать культурным шоком российского социума.

По данным социологических исследований, 63,4% россиян видят в привлечении мигрантов на временную работу угрозу национальной безопасности. 72,6% опрошенных считают, что не следует привлекать мигрантов на постоянное место жительство [8]. Следовательно, большинство россиян не желает принимать мигрантов в качестве своих соотечественников, и испытывает различного рода страхи, в связи с их притоком. Эти страхи способствуют росту социальной напряженности между коренными жителями и приезжими. В таких условиях люди вынуждены думать не о модернизации и инновациях, а об элементарном выживании и сохранении своей социокультурной идентичности.

Открытый въезд в страну мигрантов из азиатских стран создает благоприятные условия для наркотрафика. Около 90% наркотиков России занимает афганский героин, поступающий, в основном, через Таджикистан, Узбекистан, Кыргызстан и другие азиатские страны, с которыми у нас нет визового режима. При этом Казахстан и другие центрально-азиатские республики имеют соглашения о безвизовом въезде с 15 государствами, включая Китай, Иран, Пакистан и Турцию, - всё это маршруты для незаконной миграции и транзита наркотиков [9]. В Москве в 2010 году более 50% изъятого из незаконного оборота героина было доставлено с участием мигрантов. По мнению А.Н. Кольева, «не только мигранты, но и этнические диаспоры, создающие замкнутые сообщества со своими нравственными правилами и жизненным укладом, отличающимся от уклада коренных жителей данной территории, обеспечивают наркотрафику его инфраструктуру» [10]. Между тем, в России только по официальным данным насчитывается от 2 до 2,5 миллиона наркозависимых, преимущественно в возрасте от 18 до 39 человек [11]. Таким образом, неконтролируемые миграционные потоки несут смерть российским детям - будущему страны.

Положение усугубляется продолжающейся алкоголизацией страны, которая также является одной из главных причин вымирания и духовно-нравственной деградации российского социума. При нынешнем уровне смертности лишь 42% двадцатилетних мужчин имеют шанс дожить до шестидесяти. При этом алкоголь является одним из главных факторов катастрофической убыли населения страны. По данным пресс-службы МВД, около 80% убийц в России в момент совершения преступления находились в состоянии алкогольного опьянения. Такое же состояние выявляется и у около 40% самоубийц. Более 60% смертельно травмированных в ДТП людей погибают с повышенным содержанием алкоголя в крови. В целом же злоупотребление алкоголем приводит к преждевременной смерти около полумиллиона человек ежегодно, а экономические потери страны составляют не менее одного триллиона 700 миллиардов рублей в год [12].

Планомерная коммерционализация всех сфер жизнедеятельности общества ведет к нравственной деградации российского социума.

С развалом СССР и приходом к власти «эффективных менеджеров», приватизировавших промышленный потенциал и природные ресурсы страны, жажда собственного обогащения любым способом становится основной целью и идеологией правящего класса. Кино и телевидение в качестве идеала для подражания навязывают молодежи образы беспринципных бизнесменов, нечистоплотных силовиков, «честных» бандитов и коррумпированных чиновников. Целенаправленно дискредитируется и разрушается историческая память нации, низвергаются моральные авторитеты. При этом правящий режим не может предложить четкие и понятные стратегические цели и идеалы нравственного развития. А без нравственного идеала социокультурная база страны разваливается. По мнению С.Т. Алексеева, «если позади все разрушено, а впереди отсутствует цель существования, то обязательно последует выключение духовно-волевого потенциала». И люди становятся безразличными к судьбе собственного Отечества [13]. Возможно, на это и рассчитывают люди, захватившие власть и ресурсы страны. Ведь сырьевая экономика не нуждается в социально активных, творчески мыслящих профессиональных работниках, способных бороться за свои права. Для неё предпочтительней использовать труд бесправных мигрантов.

Сложность в развитии социокультурной базы состоит также в значительной гетерогенности политической культуры россиян. Прошедшие в декабре 2011 и марте 2012 гг. выборы наглядно продемонстрировали проблемы политической идентичности общества. Примерно 60% россиян на президентских выборах поддержали В. Путина, а около 40% были против. Но как среди сторонников, так и среди противников нынешнего президента есть государственники и либералы, патриоты и продажные компрадоры. В условиях недостаточного развития гражданского общества, многое будит зависеть от позиции президента В. Путина, которому доверяет большинство россиян.

Массовые протесты граждан, прошедшие в конце 2011 и в 2012 гг. всколыхнули общество и заставили правящий класс инициировать определенные демократические изменения в политической системе страны. Началась, хотя и весьма нерешительная, борьба с ворами и жуликами, во властные структурах. Предпринимается робкая попытка «заставить» чиновников стать патриотами своей страны, то есть России, а не Кипра и др.

Но этого недостаточно! Занимающие многие ключевые государственные посты «либерасты», как их назвал известный экономист М. Хазин в своем интервью «Кроме смены курса путей не осталось»[14], продолжают курс на развал страны. Для этого инициируется новая приватизация. Передаются ключевые отрасли экономики своим людям, даже если они уже дискредитировали себя на прежней работе. (Например, передача по распоряжению А. Дворковича кавказской энергетики конторе «Курорты Северного Кавказа», руководимой до недавнего времени товарищем Билаловым). Продолжается разрушение российского рынка труда путем насыщения его незаконными мигрантами из Азии. Создается впечатление, что правящий класс целенаправленно создает россиянам различные проблемы, отвлекая его от главной – разграбления страны.

В этих условиях народ не должен молчать. Например, собирать подписи против незаконной миграции, за введение визового режима со странами Азии. Организовывать массовые акции протеста против решений правительства, ухудшающих жизнь россиян.

Необходимо оградить Россию от бесконтрольного наплыва мигрантов из азиатских и африканских стран. Прекратить развал здравоохранения и образования. Создавать условия для закрепления и эффективной деятельности российских ученых и квалифицированных рабочих. Способствовать возвращению уехавших за границу. А для этого необходимо создавать реальное производство товаров, а не вывозить валютные резервы на Запад. Прекратить распил бюджетных денег на «гигантских стройках».

Литература

  1. Сорокин П. А. Социология революции / Человек. Цивилизация. Общество - М., 1992. С. 272 - 274.
  2. Средний класс в современной России / Отв. ред. М.К. Горшков, Н.Е. Тихонова. М., 2008. С. 18.
  3. Россия «Кущевская» // Аргументы неделi. № 49 (238), 16 декабря 2010. С. 3.
  4. Бычкова Е. Без власти, но с … деньгами // Аргументы и факты, № 39, 2011 г., с. 24-25.
  5. Колин К. Оплата труда и национальная безопасность http://www.chelt.ru/2009/1-09/kolin1-09.html
  6. Эмигрируй или деградируй. http://www.nr2.ru/moskow/318989.html
  7. В Москве 15 тысяч школьников не знают русского языка. // Русский обозреватель. http://www.rus-obr.ru/ru-web/13809
  8. Носкова А.В. Миграция в Россию: угрозы и последствия. http://www.demographia.ru/articles_N/index.html?idR=44&idArt=1485
  9. Кольев А.Н. Наркотики – угроза национальной безопасности. http://ruskolan.xpomo.com/liter/narko.htm
  10. Там же.
  11. Карта мирового наркотрафика. http://ria.ru/infografika/20100311/213517884.html
  12. Дальнейшая алкоголизация России – путь к национальной катастрофе http://tatalc.ru/tatalc2/?pg=3&bl=73&md=2&iddoc=3451
  13. Алексеев С.Т. Россия: мы и мир. М., 2009. С. 66 – 67.
  14. http://www.odnako.org/blogs/show_23891/ (дата обращения 18/02/13)

Смотрите также:





 
01   НОВОСТИ
02   БИОГРАФИЯ
03   НАУКА
04   ПУБЛИЦИСТИКА new
05   ОТКРЫТЫЙ ЭФИР new
06   ЛИРИКА
07   КНИГИ
08   СТУДЕНТАМ
09   ВИДЕО
10   ГОСТЕВАЯ
11   КОНТАКТЫ
12   ENGLISH new

При использовании материалов с сайта
ссылка на автора обязательна!