Месть дикобраза

Месть дикобраза

«Если ранили друга,
Перевяжет подруга
Горячие раны его»
Слова из песни на стихи
В. Лебедева-Кумача

Однажды по телевизору я видел сюжет про дикобразов: какие это милые, доверчивые и легко приручаемые животные. Но дикобраз способен и постоять за себя и наказать своих обидчиков. О том, как он это делает, говорится ниже.

ХХХ

Описываемые события происходили в приграничном районе горного Таджикистана. Была поздняя осень начала 1970-х годов. Мой хороший знакомый Игорь (имя изменено) – крепкий молодой человек, чуть выше среднего роста, недавно отслуживший в Армии и женившийся, субботним вечером поехал на велосипеде в горы на охоту на дикобраза. Оставив велосипед у сторожа, охранявшего постройки и оборудование геологоразведывательной экспедиции ВНИИ-промгаз, которая располагалась в предгорье, он поднялся на горные склоны и устроил засаду недалеко от дикобразьей норы.

Прошло часа полтора. Горы накрыла непроглядная тьма, и наступило то самое время, когда дикобраз покидает нору, для того, чтобы где-нибудь найти себе пищу и попить воды. Игорь упустил момент, когда дикобраз выходил из норы, и увидел в темноте его движущийся силуэт уже в нескольких метрах от неё. Вскинув ружьё и посветив себе фонариком, прикрепленным к ружью, Игорь прицелился и выстрелил зарядом крупной дроби. Дикобраз застыл на месте, а в качестве подтверждения, что он смертельно поражен, раздался предсмертный треск пустотелых колючек, расположенных у дикобраза на чуть выделяющемся хвосте-копчике. Каждая из этих колючек напоминает собой удлиненный колокольчик, прикрепленный к копчику тонким и гибким, примерно, двух сантиметровым основанием. В совокупности колючки-колокольчики представляют собой пучок в виде грубой щетки, диаметром десять-двенадцать сантиметров, окруженный более жесткими колючками-иглами.

Уверенный в том, что дикобраз уже мертв, Игорь по узкой тропе подошел к добыче и осветил её фонариком. И, так как до выстрела дикобраз двигался по тропе от стрелка, то Игорь оказался сзади лежащего на тропе зверя. И вдруг, казавшийся мёртвым дикобраз ожил и как мяч после мощного удара футболиста, ударил ощетинившимися колючками Игорю в ноги. От резкой колющей боли в ногах и от неожиданности, Игорь потерял равновесие и, кувыркаясь, скатился вниз по склону на дно трехметрового оврага…

XXX

В этом месте своего повествования считаю необходимым рассказать неискушенному читателю о том, какими средствами защиты наделила природа дикобраза, чтобы сохранить его вид, и как он эти средства использует.

От самой головы и до хвоста дикобраз покрыт плотным слоем колючек, длина которых от нескольких сантиметров до семидесяти и более сантиметров. Но подавляющее большинство этих колючек похожа на пучок толстой соломы, которая прикрывает тело от нападения хищника, но угрозы ему не представляет. Но сразу за передними лопатками зверя расположены так называемые боевые колючки (поверх не боевых), длинна которых достигает сорока и более сантиметров. Они представляют собой жесткие и прочные толщиной в детский палец иголки, столь острые, что ими можно ненароком пораниться даже при их осмотре. Роговидный кончик такой гигантской иглы имеет, чуть различимые, зазубрены, расположенные таким образом, что игла легко проникает в тело, а вытащить её гораздо сложнее. При входе игла как бы раздвигает плоть, а при выходе она её раздирает как рашпилем. Попав в тело и обломавшись, такая игла может при сжатии и расслаблении мускул жертвы, самопроизвольно двигаться вглубь.

Резкому прыжку назад дикобраз «обучен» от рождения – это его природный инстинкт. Мне приходилось наблюдать недавно появившихся на свет крошечных детенышей дикобраза. Светло-желтые колючки на этих комочках еще не колются. Но в ответ на чьё либо прикосновение, малыш инстинктивно резко прыгает назад, пытаясь отразить предполагаемое нападение.

Распустив веером колючки, дикобраз надежно защищает себя с трех сторон от любого хищника. И только спереди он остается уязвимым. Поэтому в ходе своей обороны, дикобраз стремится уткнуться носом в скалу, густой кустарник, в стог сена и таким образом защитить себя со стороны головы. Однажды ранним утором я с группой рабочих в кузове автомобиля ГАЗ-51 ехал из приграничного района Московский в сторону гор, на работу в геологоразведывательную экспедицию. С километр, не доезжая до места, мы увидели, что слева от дороги, рядом со стогом сена крутится целая стая чабанских собак – крупных афганских овчарок. Внимание собак было сконцентрировано на одной, темневшей в стогу сена точке. Они лаяли и рычали, глядя в эту точку, а некоторые даже пытались её атаковать, но после очередной атаки, смельчак с визгом отступал.

Водитель остановил машину, и мы, покинув её, криками отогнали собак. Подойдя к стогу сена, мы увидели заднюю часть зарывшегося в него дикобраза. Очевидно, собаки ночью застали его рядом со стогом, и он успел спрятать свою незащищенную переднюю часто в сене. А сзади даже целая стая матерых хищников не сумела его достать. Вокруг «поля боя» валялись сломанные дикобразьи иголки и виднелись капли крови. Видимо со стороны стаи было немало попыток добыть себе свежатину. Но, безрезультатно. Вот, если бы стая волкодавов настигла дикобраза на открытой местности, то в считанные секунды он был бы разодран на части. А еще через несколько минут от него остались бы только разбросанные вокруг иголки.

Ещё один любопытный случай защиты дикобразом своей жизни, косвенным свидетелем которого я стал, произошел высоко в горах, в горном саду, где мы охотились с отцом на диких свиней, сидя по ночам в засаде. На полянке перед деревом, на котором сидел отец, разыгрывалась охотницкая драма: два молодых волка (волк и волчица) пытались одолеть дикобраза. Ночь была очень тёмная и детали охоты отец разглядеть не мог. Он только видел мечущиеся на краю поляны тени и тревожные «звонки» дикобразьего хвоста-трещотки, издаваемые зверем в минуты смертельной опасности. Волки же, нападали на жертву молча. Так и не поняв, кто же преследует дикобраза, отец включил прикрепленный к ружью фонарик. Яркий луч света выхватил из темноты ощетинившегося колючками дикобраза, стоявшего уткнувшись в дерево, а слева и справа от него двух волков. Отец сразу же сообразил в чем дело и выстрелил в одного из волков. Второй волк и дикобраз мгновенно скрылись в темноте, не дав отцу шанс на второй выстрел.

Утром, осматривая убитую отцом волчицу, мы обнаружили две обломанные дикобразьи иголки, глубоко засевшие в мягкой ткани носа хищника. Отец сказал, что волки, напавшие на дикобраза, молодые и неопытные, поэтому они решились на столь непродуманную охоту. Опытные хищники не стали бы нападать на дикобраза в саду или в лесу, где он может спрятать голову в кустах или у дерева. Ранение же полученное волчицей, по мнению отца, могло лишить её, на две-три недели, возможности полноценно охотится, что для хищного зверя может стать фатальным.

Но, вернемся к нашему «герою».

XXX

Придя в себя, Игорь нашел валявшееся рядом ружьё и, продолжая находиться в охотничьем азарте, посветил прикрепленным на нём фонариком на то место, где лежал дикобраз. Дикобраза на месте не оказалось. Возможно, у него хватило сил, чтобы заползти к себе в нору. Но уже через несколько секунд Игорю пришлось думать не об упущенной добыче, а о том, как выбраться из оврага и добраться до дома. Особое беспокойство вызывала правая нога, на которую пришелся основной удар иголок. Задрав штанину правой ноги, Игорь увидел на ней многочисленные колотые ранения. А две иголки, глубоко войдя в мякоть ноги, обломились у самой кромки ранения. Вытащить их в полевых условиях не представляло возможным. При движении, находящиеся в ноге иголки, причиняли острую боль, впиваясь всё глубже в тело. На левой ноге тоже имелись несколько кровоточащих ранок, но они были неглубокие и не доставляли особых неудобств во время движения.

Закинув ружьё за спину, Игорь ползком выбрался из оврага. И стараясь по минимуму опираться на правую ногу, пошел по холмистым горам в сторону основного крутого спуска. Так он с остановками на отдых и на то, чтобы утихомирить боль в правой ноге прошел километра полтора. Но даже кратковременная опора на правую ногу становилась всё болезненнее. Выбрав подходящее деревце боярышника, Игорь из его ствола охотничьим ножом вырезал себе что-то похожее на костыль. И уже опираясь на эту палочку-выручалочку, он добрался до итогового крутого спуска.

И вот здесь возникла новая проблема. Основной спуск представлял собой почти отвесный склон, тропинка по которому была проложена как бы по серпантинам. Спускаться по такому склону на одной здоровой ноге почти невозможно. Поэтому Игорь, где было возможно, съезжал на пятой точке по мелким камушкам и песку с серпантина на серпантин напрямую, минуя тропу и таким образом сокращая путь. Такой способ спуска был опасен тем, что мог превратиться в неконтролируемое падение-кувыркание вниз. Но выбирать не приходилось.

После основного спуска до сторожки, где, как надеялся Игорь, был телефон, по которому можно было бы вызвать скорую помощь, было не менее километра. Обессиленный после крутого спуска, он не менее получаса лежал на пригорке, восстанавливая силы. За это время под правой ногой натекла небольшая лужица крови. Когда Игорь весь в пыли и грязи, в окровавленных и разорванных в нескольких местах штанах и куртке, постучался в сторожку, то открывший двери сторож не сразу его узнал. Но самое печальное для Игоря оказалось то, что телефон в сторожке уже несколько дней не работал. Поэтому вызвать из районной больницы скорую помощь было невозможно.

Сторож предложил Игорю ждать до утра, а утром, возможно, появится, какая ни будь, машина. Но Игорь боялся заражения. Ведь дикобраз живет в земляной норе и на его колючках могут находиться различные болезнетворные микроорганизмы. К тому же правая нога начала опухать. Поэтому он, перевязав потуже раненую ногу принесенным сторожем куском старой простыни и немного передохнув, решил сам на велосипеде добираться до дома.

Ему предстояло преодолеть километров пять пути по грунтовой и щебеночной дороге. Крутить педали приходилось только одной левой ногой. Правая нога, опухшая и туго перебинтованная, висела как чугунное бревно, порой попадая под крутящуюся правую педаль. Каждый такой удар педали отдавался тупой болью не только в самой ноге, но и в голове. Чтобы отводить раненную ногу от крутящейся педали, приходилось напрягаться, тратя дополнительные силы, которые были уже на исходе. Левая нога быстро уставала, поэтому приходилось делать частые остановки для передышки. Кроме того, у Игоря поднялась температура, его мутило, и он боялся потерять сознание.

Он смутно помнил, как преодолевал последние десятки метров, как открывал калитку во двор и двери в дом. Как потом перепугавшаяся жена, накинув на ночную рубашку куртку, и сунув босые ноги галоши, побежала в больницу, вызывать скорую…

В итоге всё закончилось благополучно. Отлежав неделю в больнице и столько же просидев на больничном, в домашних условиях, Игорь окончательно выздоровел. А мораль рассказанной истории состоит в том, что охота, особенно в горах, не прощает халатности. Ведь Игорь хорошо знал повадки и способы самозащиты дикобраза…

Смотрите также:





 
01   НОВОСТИ
02   БИОГРАФИЯ
03   НАУКА
04   ПУБЛИЦИСТИКА new
05   ОТКРЫТЫЙ ЭФИР
06   ЛИРИКА new
07   КНИГИ
08   СТУДЕНТАМ
09   ВИДЕО
10   ГОСТЕВАЯ
11   КОНТАКТЫ
12   ENGLISH

При использовании материалов с сайта
ссылка на автора обязательна!