Лесовик Ведя и его друзья. Сказочные истории

Москва 2021

Козырев Г. И.

Лесовик Ведя и его друзья. Сказочные истории


Сказочные истории представляют собой сборник сказок, в котором одни и те же герои сказочного леса решают возникающие в этом лесу проблемы. Главным героем всех этих сказочных историй является Лесовик Ведя (Ведун) – былинный герой русского народного эпоса.   

Для детей от пяти до десяти лет.


Содержание

Откуда взялись эти истории – 4

Заповедный лес и лесовик Ведун или Ведя – 4

Как Ведя и его друзья лечили Барсика – 6

Как Ведя и его друзья спасали дуб – 14

Как Ведя и его друзья спасали от браконьеров бобров – 23

Как Ведя и его друзья спасали лесное озеро – 31


 

Откуда взялись эти истории

 

Однажды в жаркий летний день ко мне на дачу залетела сорока и попросила попить водицы. Я налил сороке в чашку воды и угостил её семечками. И пока она пила водицу и клевала семечки,  рассказала мне эти удивительные истории. А сама она слышала эти истории от своей бабушки – сороки-Белобоки.

 

 

Заповедный лес и лесовик Ведун

 

На бескрайних просторах России, в одном тихом, уютом и не заметном для посторонних глаз месте расположился заповедный лес. Лес этот был особенным, можно сказать – образцовый. И все его обитатели старались жить друг с другом в мире и согласии. А за порядком в этом замечательном лесу следил добрый и трудолюбивый человечек-лесовик по имени Ведун. Таких лесовиков, которые встречаются в русских лесах, люди называют по-разному. В одних местах их зовут Старичок-боровичок, в других – Старичок-лесовичок. А в иных местах их зовут Старик-лесовик. Ну а нашего героя звали лесовик Ведун.

На Руси с незапамятных времен  Ведунами величали тех, кто много знает, много ведает. Лесовик Ведун, конечно же, оправдывал своё имя. Он много чего знал и много чего умел. Например, он знал не только русский язык и другие человеческие языки, но и языки всех лесных обитателей – зверей, птиц, рыб, насекомых и других жителей леса. А ещё он был хорошим лекарем и просто надежным другом для всех обитателей заповедного леса.

С виду это был человечек-крепыш ростом не более шестидесяти сантиметров. Лицом Ведун одновременно походил и на никогда неунывающего ребенка и на мудрого старичка. Круглые, с чуть заметным румянцем щечки, курносый носик над чуть великоватым детским ртом и большие голубые глаза, делали лицо Ведуна похожим на детское. Но густая окладистая тёмно русого цвета бородка и осмысленный взгляд мудреца, говорили о том, что Ведуну уже  много лет. Но говорить о возрасте таких лесных человечков не имеет смысла. Потому что они во все времена находятся в одном и том же возрасте. Проходят годы и даже столетия, а они не стареют и не молодеют.

Одет Ведун был в тёмно-зеленый комбинезон и светло-коричневую курточку. Курточка эта была подпоясана пеньковой веревкой с узелком впереди. Ноги Ведуна были обуты в сплетенные из лыка лапти. А на голове у него была двубортная вязаная шапка бежевого цвета.

Жил лесовик Ведун в небольшом добротном бревенчатом домике, построенном в незапамятные времена. А располагался этот домик, окруженный деревьями и кустарником, в самом центре заповедного леса. Но для обычного человека этот домик лесовика был невидим. Можно хоть целый день ходить вокруг да около, а домика этого не увидишь и не найдешь. И лишь для тех зверей и птиц, которые являются друзьями лесовика, двери, и окна этого домика были всегда открытыми.

А друзей у Ведуна был полон лес. Поэтому, хоть и жил Ведун в своём домике один, скучать ему было некогда. С раннего утра он обходил лес и смотрел, всё ли в нем как надо. В ходе осмотра леса, Ведун навещал своих друзей, обсуждал с ними текущие новости и решал возникшие проблемы. А в свободное время он собирал в лесу грибы, орехи, ягоды, целебные травы и корешки. Всё это Ведун сушил и запасал впрок, чтобы снежной зимой ни в чем не нуждаться.

А так как  все друзья и знакомые Ведуна звали его  ласково – Ведя, то и мы будем дальше называть нашего главного героя Ведей.

 

 

 

 

 

 

 

 

Как Ведя и его друзья лечили Барсика

 

 

В лесу было раннее тихое летнее утро. Подымающееся из-за леса солнышко своими первыми лучами осветило верхушки деревьев, и капельки утренней росы на ветках засверкали миллионами крошечных звездочек. Лес постепенно стал наполняться утренним светом. И просыпающиеся птички, пока ещё несмело, стали перекликаться, как бы проверяя и настраивая свои голоса. И другие обитатели сказочного леса, просыпались и готовились к предстоящему дню.

В это самое время Ведя вышел из своей избушки на утреннею прогулку. Он неспешно шел по лесной тропинке, которая виляла между деревьями и кустарником, и негромко напевал свою утреннюю песенку:

Солнце ясное взойди.

Мрак туманный разведи.

Всех зверушек и людей

После ночи обогрей.

Справа, невдалеке от тропинки в небольшом, заросшим травой и кустарником холмике находилась барсучья нора. В этой норе жил один из друзей Веди, барсук по имени Барсик. Проходя мимо норы, Ведя подумал: «Надо бы зайти – проведать Барсика», и свернул к норе.

Обычно Барсик по утрам выходил из своей норы, чтобы погреться на солнышке, после прохладной ночи. Но в это утро Барсика на месте не оказалось. Ведя, решил подойти к норе поближе, чтобы узнать, не случилось ли чего с его другом. И вот, когда он оказался рядом с норой, то увидел на тропинке, уходящей в нору, кровавый след. «Наверное Барсик где-то поранил себе лапу», встревожился Ведя и спросил, заглядывая в нору:

– Барсик, ты здесь?

В норе послышалось сопение и приглушенный стон. Потом показалась барсучья голова.

– Да здесь я, здесь! Где же мне еще быть? – обычно жизнерадостный Барсик выглядел уставшим и печальным.

– Что с тобой случилось? Откуда взялась эта кровь? – спросил Ведя, показывая на кровавые следы.

Барсик засопел и вылез из норы наполовину. И тут Ведя увидел, что правая лапа у Барсика залита кровью, которая сочилась из нескольких глубоких ранок. Ведя, сразу определил, что эти ранки остались от чьих-то острых зубов.

– Кто это тебя так покусал?

– Да лиса-Плутовка опять забрела на мою территорию. Вот мы с ней и повздорили. Я ее просто хотел прогнать, а она схватила меня за лапу. Но я ей тоже крепко бока намял. Долго будет помнить.

– Дай-ка я погляжу, что там у тебя с лапой.

Ведя, внимательно осмотрел покусанную лапу и сделал свое заключение:

– Ранки довольно глубокие. Нужна срочная перевязка. Ты сиди здесь и не делай лишних движений. А я побежал за аптечкой.

Через несколько минут Ведя вернулся с небольшим серого цвета чемоданчиком, на крышки которого был нарисован красный крест. Он поставил чемоданчик рядом с норой и открыл его.

– Ну, больной, давай твою лапу – будем лечить.

– А мне не будет больно, – заволновался Барсик.

– Нет, это не больно. Вернее, не очень больно.

– Не очень – это как? – не унимался Барсик.

– Это значит, что не так больно, как было тогда, когда лиса тебя ухватила за лапу.

– А я уже не помню, насколько мне было больно тогда…

– Хватит пустых разговоров, – перебил Барсика Ведя. – Лечиться все равно необходимо. Иначе может произойти заражение и тогда будет намного больнее, чем сейчас и чем тогда. Поэтому придется, немного потерпеть.

Барсик недовольно засопел, но все же, протянул раненную лапу. Ведя осторожно, чтобы не причинять другу дополнительной боли, обработал ранки специальным раствором. Потом наложил на ранки целебные травы и  специальную мазь, забинтовал лапу тугой повязкой.

Все это время, пока Ведя лечил друга, Барсик покорно лежал, вытянув раненую лапу вперед. Порой он морщился и слегка вздрагивал от прикосновения к ранкам, но мужественно переносил боль и даже не стонал.  Ведя, периодически  успокаивал друга:

– Потерпи еще чуть-чуть. Уже скоро…

Закончив перевязку, Ведя, с облегчением сказал:

– Ну вот, пока и все. Через день перевязку надо будет сменить. Лапа будет заживать несколько дней. В это время наступать на нее я тебе не рекомендую. Иначе она не заживет.

– А как же я буду ходить, если нельзя наступать? Я же не могу летать как птицы.

– Летать тебе тоже не надо. Просто несколько дней придется посидеть дома. Короче говоря, прописываю тебе постельный режим, – нарочито серьезным тоном закончил свое наставление Ведя.

– Как постельный режим!? – разволновался Барсик. – А кормить меня кто будет? Для меня сейчас самое время наедаться вдоволь, и жир на зиму копить. Иначе мне не перезимовать.

Барсуки относятся к тем видам животных, которые ведут активный образ жизни лишь в тёплое время года. А на зиму они залезают в норы и впадают в спячку. Но для того, чтобы успешно перезимовать, им надо за лето накопить достаточное количество жира, который будет подпитывать их организм зимой.

– Да-а-а…, – задумался Ведя, – прокормить тебя не просто. Я знаю, что ты любишь поесть.

– А это мне так природой определено, – обиженно произнес Барсик. – Я должен много кушать летом, когда всего вдоволь. А зимой – спать и жить за счет накопленного жира.

– Ладно, что-нибудь придумаем…

Ведя сложил губы трубочкой и пронзительно свистнул. Через минуту к нему прилетел голубь-Сизарь и сел на кустарник, росший рядом с барсучьей норой.

– Что случилось, Ведя? Чем я могу тебе помочь? – встревожено спросил Сизарь.

– Видишь, Барсику лиса-Плутовка поранила лапу, и он теперь не может сам себе добывать еду. Поэтому, пока лапа будет заживать, нам надо снабжать его едой. Я прошу тебя, сообщи всем нашим друзьям, чтобы они помогли Барсику, кто, чем может.

– Я все понял, – сказал Сизарь и полетел выполнять поручение.

– Ну вот. О еде ты можешь не беспокоится, – успокоил Ведя Барсика. – Отдыхай, выздоравливай, а я буду тебя периодически навещать.

Ведя собрал свой чемоданчик и ушел. Но вскоре он вернулся с большой корзиной, в которой оказались грибы, ягоды и орехи. Все содержимое корзины Ведя выложил на траву рядом с норой и сказал Барсику:

– Вот, подкрепись пока этим и не экономь. Еды у тебя будет достаточно. Главное быстрей выздоравливай.

– О, как здорово! Сколько разной вкуснятины, – оживился Барсик и глаза его, впервые в это утро, радостно заблестели. – Спасибо тебе, Ведя. Ты настоящий друг.

– Кушай на здоровье!

Ведя, взял пустую корзину и ушел. А Барсик с удовольствием принялся за еду. Через некоторое время к норе прискакал заяц-Прыгун. Он принес Барсику целую охапку сочной травы и сладких кореньев. Положив свою ношу прямо перед носом Барсика, заяц перевел дух и сказал:

– Здравствуй, Барсик. Я узнал, что с тобой случилось несчастье. Но ты не волнуйся. Мы тебя не бросим. Кушай на здоровье и поправляйся.

Барсик был смущен таким вниманием к себе. Он стал невнятно бормотать, что у него все есть, и что не стоит беспокоиться. И еще что-то в этом роде.

– Да хватит тебе извиняться. Ведь мы же друзья, – и чтобы не смущать Барсика, заяц ускакал по своим делам.

После Прыгуна к норе подкатилось целое семейство ежей, на иголках которых были наколоты яблоки и груши. Стряхнув свой груз и пожелав Барсику приятного аппетита, ежики без лишних слов заторопились в обратный путь.

Неожиданно у норы появились четыре белочки. Они принесли Барсику лесные орехи. Перебивая друг друга, белочки стали желать Барсику здоровья и приятного аппетита. Пошумев немного, белочки также внезапно по веткам деревьев удалились.

Барсик уже основательно подкрепился принесенной ему едой и хотел спуститься к себе в нору, чтобы там в спокойной обстановке отдохнуть. Но тут он услышал трескучий голос сороки-Белобоки. Между собой многие обитатели леса звали Белобоку Трещоткой, за то, что она своей трескотней нередко мешала другим. А в остальном Белобока была безобидной и даже полезной птицей. Она почти всегда первой узнавала все лесные новости и щедро делилась ими со всеми обитателями леса. Но в этот день у нее были срочные дела в другой части леса. Поэтому про случай с Барсиком Белобока узнала одной из последних. И это ее очень огорчило. Наверное, и поэтому она вела себя более шумно, чем обычно.

Подлетев поближе, Белобока уселась на ветку дерева, стоявшего недалеко от барсучьей норы, и продолжала тараторить как из пулемета:  

– Безобразие! Что же это происходит. В лесу просто стало невозможно жить. Кругом шляются разбойники, которые не дают прохода законопослушным жителям леса. А ведь наш лес считается заповедником…

Барсик пытался что-то объяснить сороке, но она ничего не хотела слушать. Сделав небольшую паузу и переведя дух, Белобока затараторила с новой слой:

– А на эту лису-Плутовку вообще никакой управы нет. Что она себе позволяет. То гнёзда разоряет, то зайцев гоняет, а теперь и на барсуков стала нападать…

Остановить Белобоку было невозможно. Барсик не знал, что делать. Но тут ему на выручку подоспел Ведя. Он неожиданно появился из-за ближайших деревьев. Белобока на секунду замолкла, а Ведя, погрозив ей пальцем, строго сказал:

– Сейчас же прекрати свои пустые разговоры. Больному нужна хорошая еда и полный покой.

Белобока замолчала. Но было видно, что она сильно расстроена тем, что такое важное событие как лечение Барсика проходит без её участия. Ведя, конечно же, догадался чем расстроена Белобока и чтобы её не огорчать, он решил привлечь и Белобоку к лечению Барсика.

– Послушай, Белобока. А что если я назначу тебя ответственной по больничной палате?

– А что я должна буду делать? – спросила Белобока с явным интересом.

– Ты будешь следить за тем, чтобы Барсика никто зря не беспокоил, не болтался рядом с норой и не шумел. И еще, чтобы у Барсика всегда было вдоволь еды. И, наконец, чтобы сам Барсик соблюдал постельный режим. Если заметишь какие-то нарушения, то сразу сообщай мне.

– О! Такая работа мне нравиться, – с радостью согласилась Белобока. – Можешь, Ведя, не беспокоится. Я тут мигом наведу порядок.

Белобока сразу же почувствовала важность порученного ей дела и свою личную значимость. Эта значимость так и распирала ее изнутри. И Белобоке не терпелось рассказать всем обитателям леса о том, какую она ответственную должность сейчас занимает. Поэтому, как только Ведя ушел по своим делам, Белобока полетела в чащу леса. Всем, встречавшимся на ее пути, она с важным видом рассказывала о том, как они с Ведей лечат раненого Барсика. И, конечно же, о том, что она в этом деле является самой главной. Поэтому все остальные должны ее слушаться.

Вскоре о новом назначении Белобоки знали все лесные жители. Облетев со своим новым известием почти весь лес, уставшая, но довольная Белобока вернулась к барсучьей норе.

Ежедневно Ведя и его друзья продолжали приносить необходимую больному Барсику еду. Если Белобока оказывалась в это время у барсучьей норы, то она с важным видом давала всем, кроме Веде,  указания – куда что положить, как себя при этом вести и какую еду принести в следующий раз. В общем, Белобока своим поведением стремилась показать всем, что она здесь самая главная. При этом она так шумела, что Ведя вынужден был постоянно делать ей замечание.

Через день Ведя, как и обещал, сделал Барсику первую перевязку. Ранки на лапе немного затянулись, но опухоль еще не спала. Еще через три дня была сделана вторая перевязка. На этот раз ранки почти совсем затянулись, а опухоль стала менее заметной.

– Ну вот, совсем другое дело, – бодрым голосом произнес Ведя.

– Что, уже зажила моя лапка, и я смогу сам ходить куда захочу? – с надеждой спросил Барсик.

– Нет, ходить куда захочешь и сколько захочешь тебе пока еще нельзя. Но небольшие прогулки вокруг своей норы я, пожалуй, тебе разрешу. Главное не гуляй долго и не переутомляй больную лапу.

– Не беспокойся, Ведя. Я буду следить, чтобы Барсик долго не гулял, – заверила Ведю, наблюдавшая за перевязкой Белобока.

– Она и так шагу не дает мне ступить, – пожаловался Барсик Веде. – Все уши прожужжала. Может уже можно отменить постельный режим? – с надеждой и мольбой в голосе спросил Барсик?

– Нет, пока еще нельзя. Потерпи еще два-три денечка.

  С этого дня Барсик стал делать небольшие прогулки вокруг своей норы.  Но радость от этих прогулок омрачалась тем, что Белобока постоянно давала Барсику указания: куда ему можно ходить, а куда нельзя, что можно делать, а чего нельзя. При этом она тараторила на весь лес. Из-за этого Барсик нередко прерывал прогулку и возвращался к норе, или прятался в нору. Так повторялось несколько раз. Но потом Барсик стал ходить на прогулки в то время, когда Белобока улетала куда-нибудь по своим делам. А так как сороки вообще не могут долго сидеть на одном месте, то времени у Барсика для прогулок было предостаточно.

Еще через три дня лапа у Барсика совсем зажила и Ведя снял с нее повязку. Отныне отпала необходимость приносить еду к норе. Теперь Барсик и сам мог обеспечивать себя всем необходимым. Друзья приходили к Барсику и поздравляли его с выздоровлением, и радовались этому событию вместе с ним.

И только Белобока была не очень довольна тем, что Барсик уже не нуждается в лечении и в её опеке, как ответственной за лечение. Но грустила она недолго. Уже вскоре, после того, как Ведя объявил о том, что Барсик вполне здоров, Белобока полетела по лесу рассказывать всем об этом событии. При этом она не уставала повторять, что именно благодаря ее стараниям Барсик так быстро поправился.

А обитатели заповедного леса, порадовались тому, что Барсик выздоровел, и зажили своей обычной жизнью, пока не случилось следующее происшествие… 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Как Ведя и его друзья спасали дуб

 

 

 

 

Однажды ранним-преранним утром Ведя был разбужен тревожным криком сороки-Белобоки:

– Безобразие! Это что же такое твориться?! Ты тут спишь и в ус не дуешь, а в лесу все перерыто, все перепахано! Вставай скорее, а то и твою избушку тоже скоро сроют!…

 Веде казалось, что Белобока сидит на спинке кровати и кричит ему прямо в ухо. Это так неприятно, когда ты спишь, а тебе кто-то кричит прямо в ухо. Ведя даже прикрыл рукой левое ухо, которое возвышалось над подушкой. Но сорока не унималась.

– Вставай! Надо лес спасать…

– Ну что ты расшумелась – ни свет, ни заря? – недовольно заворчал Ведя, поднимаясь с постели.

Белобока сидела на ветке дерева прямо против открытого окна его спальни.

– Там всё перерыто, всё перепахано! Надо срочно что-то делать, иначе может случиться беда!

– Ты можешь мне объяснить спокойно – где и что перерыт?

 – Дуб… Под нашим дубом свиньи вырыли огромные ямы. А это очень опасно. Надо что-то делать…

– Какие ямы? Для чего?

– Не знаю, но, наверное, они хотят свалить дуб. Я думаю, что это какое-то хулиганство или вредительство. Свиньи замышляют что-то нехорошее…

– Какое хулиганство? Какое вредительство? Свиньи может и не самые законопослушные обитатели леса, но они, ни о чем кроме еды думать не  могут и не хотят. Тут что-то другое… – пытался найти объяснение случившемуся Ведя. Но Белобока продолжала выдвигать одну за другой свои страшные догадки, пока Ведя её не перебил:

– Остановись! Хватит тараторить! Я все равно ничего не могу понять. Давай лучше сейчас же соберемся у дуба и там во всем разберемся.

– Вот, непонятливый какой, – недовольно заворчала Белобока и полетела к дубу. Ведя, быстренько одевшись, тоже  поспешил к дубу.

Огромный дуб стоял на лесной поляне, которая находилась в самом центре заповедного леса. Дуб был уникальным во всех отношениях. Это было самое большое и развесистое дерево во всем лесу. Своей могучей кроной он накрывал значительную территорию поляны. Летом даже в самый сильный ливень под дубом было уютно и сухо, а в жару прохладно.  Все обитатели леса относились к дубу с большим уважением. Ведь почти каждому из них приходилось не раз прятаться от зноя, дождя и снега под его густой кроной. Кроме того, под дубом, по заведенной традиции, собирались Ведя и его друзья для решения важных житейских проблем.

Когда Ведя подошел к дубу, то там кроме Белобоки находились: голубь-Сизарь, барсук-Барсик, заяц-Прыгун и Большой ёж Колючка. Подходили и подлетали и другие обитатели леса. Ведя поздоровался со всеми присутствующими и стал осматривать место происшествия.

То, что увидел Ведя под дубом походило на бомбардировку. От ровной утоптанной полянки, которая еще вчера была вокруг дуба, не осталось и следа. Вся земля в радиусе нескольких метров была изрыта. То тут, то там зияли большие ямы, из которых торчали корни дуба. Кругом виднелись следы свиных копыт.

– Не пойму, зачем рыть норы под дубом? Там же корни, – размышлял Барсик.

– Свиньи тут что-то искали, – предположил заяц-Прыгун.

– Что они могли здесь потерять?! – продолжала возмущаться Белобока. –  Это явное хулиганство. Свиньи хотят подрыть дуб и испортить нам нашу полянку. Что еще можно ожидать от свиньей?

Ведя осматривал очередную, вырытую свиньями яму, когда на него с дуба упал большой светло коричневый желудь. Ведя посмотрел вверх и увидел, что все ветки дуба усеяны созревшими, готовыми вот-вот упасть желудями. И тут он вдруг понял, что произошло, и почему свиньи стали рыться под дубом.

– Друзья! – обратился Ведя к собравшимся под дубом обитателям леса. – На нашем дубе в этом году созрел небывалый урожай желудей, и они начали осыпаться на землю. Свиньи приходили под дуб за желудями.

– Это понятно, что свиньи любят полакомиться желудями, но зачем при этом подрывать корни дуба, на котором растут эти самые желуди? – продолжал свои рассуждения Барсик.

– Я же говорила, что это хулиганство, – настаивала, на своей версии Белобока.

– Просто так свиньи рыться под дубом не станут. У каждого случая есть своя причина, – изрек дремавший в дупле дуба филин-Филя и снова закрыл глаза.

– Для того чтобы безобразничать – никаких причин не требуется. Хулиганы получают удовольствие только от ого, что делают другим разные пакости, – опять затараторила Белобока.

– Друзья, хватит спорить. Я, кажется, нашел объяснение всему произошедшему, – уверенно заявил Ведя. – Свиньи могли унюхать запах созревших желудей, или наткнуться на них случайно. Но нападавших желудей, очевидно, им не хватило, чтобы насытится. Не понимая того, что желуди растут на дубе и падают сверху, свиньи, в поисках вожделенной еды стали рыться под дубом.

– Надо их больше не пускать под наш дуб, – решительно заявила Белобока.

– Но, прежде всего, надо засыпать вырытые свиньями ямы, чтобы корни дуба не засохли, – предложил Прыгун.

– Засыпай, не засыпай, а свиньи будут рыться под дубом, пока с него падают желуди, – изрек из своего дупла филин-Филя.

– Надо вокруг дуба сделать забор, тогда свиньи не смогут подойти к дубу, – предложил Большой еж.

– Никакими заборами нельзя удержать свиней, да и как-то не по правилам строить в лесу заборы. Ведь лес наш общий. Он принадлежит всем его обитателям, и каждый в праве, ходить куда захочет, – назидательным тоном сказал Филя и снова закрыл глаза.

– Ходить можно куда хочешь, а вот безобразничать нельзя, –продолжала отстаивать свою версию о хулиганстве Белобока.

– Друзья, Филя говорит правду, – вступил в разговор Ведя. – Все дело в желудях. Но мы не можем запретить свиньям питаться тем, что выросло в нашем лесу. Да и нет у нас такой силы, чтобы удержать свиней, если они прейдут сюда снова.

– Что же теперь нам делать?! – с отчаянием в голосе спросил Барсик.

– Да-да, друзья! Нам надо что-то делать! – заговорил большой ёж Колючка. – Желудей на дубе много и они будут осыпаться еще несколько дней. А за это время свиньи окончательно разроют нашу полянку и загубят дуб.

– Я знаю, что нам надо делать, – решительно заявил Ведя. – Перво-наперво, необходимо стрясти все желуди с дуба и перенести их подальше от него. Если не будет под дубом желудей, то и свиньям под ним делать будет нечего. А потом уже надо будет зарыть под дубом ямы. – И обращаясь к собравшимся, Ведя, спросил, согласны ли присутствующие с его предложением.

– Да, да… согласны … – послышалось с разных сторон.

– Тогда предлагаю всем, кто будет участвовать в спасении дуба, присвоить звание «Спасатель»!

– А можно, я буду главный спасатель, как прошлый раз, когда лечили Барсика, – с надеждой в голосе попросила Белобока.

– Нет, нет! Только не это, – взмолился Барсик, очевидно вспомнив как ему досаждала Белобока во время его болезни.

– Я думаю, заранее назначать кого-то главным несправедливо. Пусть работ покажет, кто чего стоит, – рассудил возникший спор Ведя. – Предлагаю распределить предстоящую работу следующим образом: все кто может летать и прыгать по веткам, будут срывать, сбивать и стряхивать желуди с веток дуба. Остальным пока необходимо отойти в сторону, чтобы падающие желуди не причинили кому-либо вреда. После того, как все желуди окажутся на земле, начнем их собирать и стаскивать на край поляны вон к тем кустикам шиповника, – Ведя показал рукой в сторону, где на краю поляны начинались заросли шиповника. – Всем понятен план предстоящей работы? Если есть другие предложения, прошу высказаться.

– Да чего же здесь непонятного. Сначала – всё стрясти. А потом – всё унести! Все очень просто и понятно! – с радостью, что сложный вопрос так просто разрешился, сказал Барсик. Другие спасатели тоже с ним были согласны.

Когда все, кто не умел сбивать и стряхивать желуди отошли от дуба, белочки, сороки, дятлы, голуби и дрозды принялись за работу. Прыгая с ветки на ветку, они сбивали и стряхивали желуди с дуба. Особенно хорошо это получалось у дятлов. Они работали своими клювами как отбойным молотком, быстро и точно ударяя в плодоножку, на которой держался желудь. Другие тоже старались не отставать от дятлов. От такой дружной работы под дубом шел проливной «желудиный» дождь.

А в это время Ведя с Барсиком и Прыгуном готовили корзины, ведра и другую тару, в которую можно собирать желуди, и относить их в назначенное место. Остальные, пока не участвующие в работе обитатели леса с интересом наблюдали, как падают желуди с дуба. И только ежи, не боявшиеся падающих желудей, смело подставляли свои колючие шубы под желудиный град. А когда в их колючках застревало достаточно желудей, они бежали в назначенное место и стряхивали желуди со своих иголок в общую кучу. Со стороны ёжики походили на маленькие грузовички, которые, то загружались и везли груз в назначенное место, то ехали к дубу за новой порцией груза.

Когда последний желудь был сбит с ветки дуба, к работе приступили и остальные спасатели дуба. Основными носильщиками были: Ведя, барсуки, зайцы и ежи. Остальные спасатели собирали желуди в кучки и загружали их в тару. Так они работали с небольшими передышками до самого вечера. И только когда под дубом не осталось ни одного желудя, а на краю поляны выросла большая куча желудей, Ведя объявил большой перерыв.

– А что будим делать с вырытыми свиньями ямами? – спросил у Веди немного отдышавшийся после напряженной работы Барсик.

– Давайте их быстренько засыплем. До ночи еще можем успеть, – предложил Прыгун.

– Нет, ямы мы засыпать пока не будем, – возразил Ведя. – Во-первых, уже поздно, а эта работа не простая. Она требует определенной подготовки. Кроме того, мы все устали, сбивая и таская желуди. Поэтому нам всем следует хорошенько отдохнуть. Во-вторых, свиньи, прейдя ночью под дуб и не обнаружив желудей, возможно, снова начнут рыть ямы. Лучше мы оставим все как есть, чтобы свиньи убедились, что ни под дубом, ни в ямах желудей нет. Тогда они не станут рыть новых ям.

– Я придумал, что мы можем сделать, чтобы отвадить свиней от рытья ям под дубом, – радостно закричал Большой ёж Колючка, и все присутствовавшие, кто с удивлением, кто с любопытством стали с интересом ожидать, что он скажет дальше. А Большой ёж тем временем продолжал: – В каждую вырытую свиньями яму залезет по одному ежу и там замаскируется. Как только какая-нибудь свинья сунет туда свой нос, ёжик уколет ее в пяточек. Думаю, у нее сразу пропадет охота рыть ямы и совать свой нос, куда не следует.

– Нет. Это слишком опасно, – решительно возразил Ведя. – Ведь свинья может и раздавить кого-нибудь из ежей.

– Твои опасения совершенно напрасны. Мы – ежи так устроены, что свернувшись в клубок, можем выдержать любой удар. Да и не станем мы ждать, когда свинья нас придавит. Мы опередим ее на секунду, но так, чтобы она не поняла в чем дело…

После долгих споров и уговоров, Ведя, все же, согласился с предложением Большого ежа. И тогда большой ёж Колючка собрал всех своих сородичей и объяснил, что им надо будет делать. Потом он распределил ежей по вырытым свиньями ямам. И как только начало темнеет, в каждую яму залез и замаскировался  один ёжик. Ведя и большинство спасателей, которые не захотели с вечера ложиться спать, притаились  в безопасных местах вокруг поляны и стали ждать наступления ночи.

Вскоре в лесу стало совсем темно и тихо. Но вскоре тишина была нарушена топотом многих ног, сопением и похрюкивание. Это со стороны речки по узкой тропинке свиньи гуськом подходили к дубу.

Выйдя на край поляны, первая самая крупная свинья остановилась и стала принюхиваться. Другие свиньи последовали ее примеру. Нюх у диких свиней очень чуткий и они, конечно же, уловили множество запахов, исходивших от Веди и его друзей. Но все эти запахи принадлежали сравнительно мелким лесным обитателям, которые не представляли для свиней никакой опасности. Поэтому первая свинья, убедившись, что под дубом всё спокойно, чуть слышно хрюкнула, подавая другим знак к началу трапезы. В тот же миг все свиньи, обгоняя друг друга, бросились к дубу, в предчувствии долгожданной еды.

Сначала свиньи обшарили и обнюхали всю поляну вокруг дуба, но не нашли ни одного желудя. Тогда они решили поискать желуди в вырытых ими накануне ямах. Но тут стало происходить что-то для них неожиданное и непонятное. Как только первая свинья сунула свой нос в одну из ям, кто-то больно уколол ее в самый пяточек. Она, взвизгнув от боли и неожиданности, выскочила из ямы и стала бегать вокруг дуба. То же самое повторялось и с другими свиньями. Наиболее отважные пытались вторично сунуть нос в яму, но получив очередной колючий удар, прекратили свои попытки.

Ведя и его друзья, наблюдавшие из своих укрытий за свиньями, едва сдерживались, чтобы не рассмеяться на весь лес. Картина и впрямь была очень забавная. Но вскоре одна из уколовшихся свиней отбежала от дуба прямо к куче желудей. И уже через секунду на всю поляну раздалось ее смачное чавканье. Другие свиньи тут же бросились к куче желудей, собранных спасателями. Они расталкивали друг дружку, стремясь забраться в самую середину кучи, и громко чавкали.

Насытившись, свиньи одна за другой стали отходить в сторону. Когда они все наелись, то выстроившись гуськом, тем же путем, каким пришли к дубу, удалились.

На следующее утро Ведя и его друзья снова собрались под дубом. Несмотря на бессонную ночь, все спасатели дуба бы очень возбуждены. Перебивая друг друга, они рассказывали о том, как свиньи, уколов носы, бегали и визжали под дубом. Как потом они, расталкивая друг дружку, набросились на желуди. Как они громко чавкали. При этом некоторые спасатели старались изобразить уколотых и чавкающих свиней. Получалось очень комично и все весело смеялись.

 Но главными героями, конечно же, были ежи. Все восхищались их выдумкой и смелостью, и каждый старался сказать им доброе слово.

Когда страсти немного улеглись, к собравшимся обратился Ведя:

– Друзья! Собрав желуди и перенеся их в сторону, мы с вами проделали большую работу. Кроме того, мы показали свиньям, что под дубом желудей нет. Теперь, я думаю, они не станут больше рыться под дубом в поисках желудей. Но работа еще не окончена. Нам необходимо аккуратно уложить разрытые корни дуба, зарыть ямы и полить эти места водой.

– А я предлагаю на местах, где были ямы, посадить траву. Она и землю под дубом укрепит и создаст там прежний уют, – предложил заяц-Прыгун.

– Предложение принимается, – поддержал Прыгуна Ведя. – А сейчас нам надо распределить всех спасателей по местам. Чтобы каждый знал, что ему предстоит сегодня сделать.

И каждый из спасателей выбрал тот вид предстоящей работы, в которой он мог принести наибольшую пользу. Вскоре распределение закончилось и все приступили к работе.

Ведя и ежи, укладывали корни дуба в ямки, а барсуки – отличные землекопы – тут же их закапывали. Зайцы носили воду и поливали засыпанные землей места. Птицы и белки сажали в рыхлую и влажную почву рассаду луговой травы. Вскоре под дубом вместо перерытой свиньями земли, с точащими в разные стороны корнями дуба, была ровная площадка с зеленеющей на месте бывших ям травой.

– Друзья! – обратился Ведя к уставшим, но довольным проделанной работой спасателям. – Мы проделали огромную работу и спасли наш дуб. Все трудились на славу, и я очень рад, что у нас сложился такой дружный коллектив. Да здравствует дружба!

– Ура…, – закричали спасатели и стали поздравлять друг друга с проделанной работой. Веселье под дубом продолжалось до самого вечера.

Постскриптум:

А как же повели себя свиньи на следующую ночь и вообще?

Они пришли на следующую ночь, но уже не под дуб, а к куче недоеденных накануне желудей и подъели всё, что оставалось. Потом они обнюхали землю вокруг дуба и, не найдя желудей, ушли восвояси. В этом году свиньи под дубом больше не появлялись. А в последующие годы, Ведя и его друзья, как только начинали поспевать желуди, сбивали их и переносили в уже известное место. Поэтому свиньи под дубом больше не рылись.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Как Ведя и его друзья спасали от браконьеров бобров

 

 

В западной части заповедного леса, в той самой стороне, куда вечером, прячась за деревья, садилось солнце, протекала река. А в этой самой реке жила трудолюбивая и дружная семья бобров. Семья состояла из мамы, папы и двух маленьких сыночков. Папу бобра звали Борисом, а маму – Зоренькой. Одного сыночка-бобрёнка звали Зубиком, а другого – Ластиком.

Все бобры из стволов и веток деревьев строят на реке плотину, для того, чтобы создать в прибрежной зоне тихую заводь. Заводь им необходима, чтобы течением реки не сносило маленьких бобрят. А ещё для того, чтобы в заводи складировать заготовленные бобрами впрок стволы и ветки деревьев. Ведь основной пищей для бобров является древесина. Хотя они не прочь полакомиться и сочными стеблями камыша, и зелёной травой.

ХХХ

Этот солнечный день для дружной семьи бобров не предвещал никакой беды и начинался как обычно. Папа бобёр-Борис, после завтрака отправился осматривать построенную на реке плотину и по другим важным делам. А мама-Зоренька вышла с Зубиком и Ластиком на берег реки полакомиться сочной травой и погулять.

Малыши-бобрята беззаботно гуляли по прибрежной траве, а мама-Зоренька сидела невдалеке и любовалась своими детками. И вдруг из ближайшего кустарника выскочили два человека в зеленых защитных костюмах и накрыли бобрят крепкой рыболовной сетью. Это были браконьеры – нехорошие люди, которые незаконно отлавливают и убивают животных. Возможно, они хотели продать пойманных бобрят в какой-нибудь зверинец или зоопарк и на этом незаконном деле заработать денег.

Бобрята попытались вырваться из сети, но запутались ещё больше. И тогда они стали звать на помощь маму. Зоренька бросилась спасать своих детей. Она стала зубами и лапами рвать сеть. Но тут один из браконьеров ударил Зореньку по спине толстой палкой. Она завизжала от боли и отскочила в сторону. Но потом бросилась на своего обидчика и схватила его своими острыми зубами за ногу. Браконьер закричал от боли и сел, бросив палку. Но другой браконьер схватил брошенную первым палку и с размаха ударил Зореньку по голове. Она два раза перевернулась, откатившись от браконьеров, и застыла без движения.

– Кажется, я убил эту сумасшедшую бобриху, – самодовольно проговорил второй браконьер. А потом уже спросил у своего подельника: – Ну, что там у тебя?

– Ногу мне прокусила, зараза. Надо бы перевязать.

– Потерпи. Сейчас вызову машину, а там есть аптечка … – и второй браконьер, вытащив из кармана телефон и набрав номер, проговорил: «Давай, подъезжай. Бобрята у нас».

Всё, что происходило с Зоренькой и её бобрятами, видел заяц Прыгун. Он в это время со всем своим семейством – женой и четырьмя зайчатами, также как и бобры, но невдалеке от них, лакомился зеленой травой. Как только Прыгун увидел браконьеров, он спрятался с семьей в кустах. И сразу же послал одного своего сыночка, которого за его непоседливый характер звали Шустриком, со срочным сообщением к Веде.

 

Как только Ведя узнал от Шустрика, что с бобрами случилась беда, он тут же, объявил по всему заповедному лесу тревогу, и велел всем спасателям прибыть к реке, к тому самому месту, где жили бобры. Но пока никому не высовываться и браконьерам не показываться. И ещё Ведя попросил голубя-Сизаря, чтобы тот срочно отыскал на реке у запруды бобра Бориса и рассказал ему о случившемся. 

 

 

 

– И ещё передай Борису, что я ему запрещаю самому в одиночку пытался спасать своих деток, – напутствовал Ведя Сизаря. – Иначе он может своими непродуманными действиями всё испортить и погибнуть сам. Ведь браконьеры – это безжалостные люди.

Когда Ведя подошел к реке, Сизарь сообщил ему, что Борис всё понял и ждет его указаний. «Хорошо», сказал Ведя. Потом он достал из нагрудного кармана своей куртки небольшой блокнот и карандаш и на вырванном из блокнота листочке написал: «Леснику Ивану Кузьмичу от лесовика Ведуна. Браконьеры пытаются отловить бобрят. Сейчас они находятся у жилища бобров. Нужна Ваша помощь». Сложив исписанный листок в четверо Ведя протянул его Сизарю:

– Лети в избушку лесника и передай ему эту записку. Если он что-то ответит – доставишь мне.

А в это время события развивались следующим образом. К двум браконьерам на легковом пикапе-вездеходе подъехал третий. Он вытащил из автомобиля аптечку и перебинтовал прокушенную Зоренькой ногу первому браконьеру. А потом сказал:

– Давайте не будем тянуть время. Забираем бобрят и сматываемся, пока нас не застукали лесники.

– А что будем делать с этой мертвой бобрихой? – спросил второй браконьер.

– Её тоже возьмём. У неё, вроде, мех неплохой, сгодиться на шапку, – сказал первый браконьер, – и добавил: – Зря, что ли я от неё пострадал.

Второй браконьер подошел к машине и, открыв заднюю дверь, вытащил сделанную из металлической проволоки клетку.

– Сей час, посадим бобрят в клетку и поедим домой, – сказал второй браконьер, и направился с клеткой в руках к лежавшим на траве, запутавшимися в сети бобрятам.

Но тут случилось то, чего браконьеры никак не ожидали. Вдруг со всех сторон на них полетели сосновые и еловые шишки, лесные орехи, веточки, камешки и кусочки земли. Эта внезапная атака была тщательно подготовлена. Её начали белочки. Они с ветвей деревьев первыми стали кидать в браконьеров шишки. Как только белочки израсходовали свои боезапасы, на браконьеров стали пикировать голуби, сороки, дятлы, дрозды, синицы, воробьи и другие птицы. Они несли в своих лапах и клювах, кто шишку, кто орех, кто веточку, кто камешек или кусочек земли. Подлетая к браконьерам, они сбрасывали на их головы свои «бомбы». Следующий залп по браконьерам сделала наземная артиллерия. Это зайцы, ежи и барсуки из-за деревьев и из кустарника открыли прицельный «огонь» по браконьерам.

Браконьеры в панике бегали вокруг машины, стараясь увернуться от «снарядов» и прикрывая руками лица. Но всё было напрасно. Снаряды их настигали и причиняли им боль. Наконец они догадались сесть в машину, захлопнув дверцы. Атака прекратилась.

Но перемирие длилось не долго. Минуты через две дверца машины отворилась, и из машины выскочил с ружьем в руках второй браконьер. С яростным криком «Я сейчас вас всех перестреляю!», он стал высматривать себе цель, вертя головой, то вверх, то вниз, то влево, то вправо.

Но тут Ведя свистнул и подал условный знак, непонятно кому. И в ту же минуту из-за веток деревьев вылетел целый рой пчел и атаковал браконьера с ружьем. Браконьер бросил ружьё и стал отмахиваться от пчел, но тщетно. Пока он отгонял одних, другие успевали его ужалить в глаз, в нос и другие незащищённые одеждой места. Наконец второй браконьер догадался спрятаться от пчел в машине.

Как только ружьё оказалось на земле, в тот же миг с одного из деревьев взлетел филин-Филя и, спикировав вниз, подхватил упавшее ружьё и вместе с ним скрылся за верхушками деревьев. Таким образом, браконьеры оказались обезоруженными.

В это время вернулся голубь-Сизарь с ответной запиской от лесника, в которой было написано: «Вас понял. Выезжаем. Постарайтесь задержать браконьеров до нашего приезда.  Иван Кузьмич».

Посидев несколько минут в машине, два браконьера снова попытались выйти, чтобы забрать бобрят. Тот, который хотел стрелять из ружья, на этот раз не вышел. Видимо, его так накусали пчелы, что он через опухшие веки уже нечего не видел. Но как только ещё не покусанные пчелами браконьеры отошли на два-три метра от машины, их атаковали пчелы и они вынуждены были вернуться в машину.

А в это время, пока браконьеры попытались выйти из машины, к запутавшимся в сети бобрятам подбежал барсук Барсик. Он острыми зубами и сильными лапами разорвал в нескольких местах сеть и освободил Ластика и Зубика. Бобрята радостно закричали, и от этого крика очнулась, находившаяся в бессознательном состоянии их мама Зоренька. Барсик помог Зореньке с малышами добраться до воды и они, отплыв от берега, скрылись в прибрежном кустарнике.

Браконьеры из окон своей машины видели, как Барсик освобождает бобрят и как Зоренька и малыши бобрята отплывают от берега. Но, искусанные пчелами, они боялись выйти из машины.

Ещё через две-три минуты машина с браконьерами завелась и, сделав несколько маневров «взад-вперед», она развернулась и поехала в ту сторону, откуда приехала. Но не успела машина проехать и двух десятков метров, как перед самым её капотом с треском и шумом упала большая сосна. Это бобёр Борис, по указанию Веди, своими острыми резцами подпилил нужное дерево. Таким образом, браконьеры оказались в ловушке. Сзади них дорога заканчивалась густым лесом, а спереди – упавшая сосна перекрыла проезд.

Браконьеры выскочили из машины, видимо от отчаяния, забыв про пчёл. Но пчелы больше их не трогали. Ведя решил, что с них хватит и тех укусов, которые они уже получили. Ведь от слишком большого количества пчелиных укусов, человек может серьёзно заболеть и даже умереть.

Браконьеры подбежали к сваленному дереву и стали пытаться сдвинуть его в одну или другую сторону, чтобы освободить проезд. Но Борис так умело свалил сосну, что она, упав между другими деревьями, как засовом от замка заблокировала дорогу.

Один из браконьеров, подошел к машине и долго в ней рылся, пока не нашел в багажнике небольшую ножовку и такой же небольшой топорик. Но такой инструмент годился лишь для спиливания и рубки мелких веточек. Но один из браконьеров, всё же стал пилить перекрывший дорогу ствол дерева ножовкой, а другой – рубить его топориком.

Все спасатели, не высовываясь и никак себя не проявляя, наблюдали за браконьерами, пока не услышали натужный гул приближающейся машины. И уже через несколько минут к перекрывшей дорогу сосне, только с другой стороны, подъехал вездеход лесничего. Вместо обычного кузова у машины была будка в виде небольшого домика.

Из подъехавшей машины вышли четыре лесника, во главе с главным лесником Иваном Кузьмичом. Одеты лесники были в тёмно зелёного цвета, почти как у браконьеров, форму. Они подошли к браконьерам и объявили им, что они задержаны за незаконный отлов бобров.

Ведя передал Ивану Кузьмичу улики преступной деятельности браконьеров: изорванную Барсиком сеть, которой браконьеры ловили бобрят, ружьё, из которого один из браконьеров пытался стрелять по обитателям леса и толстую палку, которой браконьеры пытались убить бобриху Зореньку.

Иван Кузьмич – коренастый мужчина среднего роста, с добрым, заросшим густой тёмно-рыжей бородой лицом и весёлыми серыми глазами, составил протокол, в котором подробно описал все злодеяния, совершенные браконьерами. Потом протокол подписали все задержанные браконьеры и Ведя, как главный свидетель.

А пока Иван Кузьмич составлял протокол, другие лесники достали из своей машины бензопилу и, распилив в нескольких местах сваленную Борисом сосну, освободили дорогу.

Потом лесники, посадив задержанных браконьеров в будку своей машины, и попрощавшись с Ведей и с другими обитателями сказочного леса, на своей и на задержанной машине браконьеров, уехали по своим делам. А Ведя заспешил проведать и осмотреть бобриху Зореньку, ведь ей досталось от браконьеров больше всех. Другие обитатели леса тоже не торопились расходиться и разлетаться. Им тоже хотелось от самого Веди узнать о самочувствии Зореньки.

Во время осмотра Зореньки, Ведя обнаружил на её спине, в том месте, куда пришелся первый удар палкой, большую шишку, или как говорят медики – гематому. Он сразу же намазал эту шишку специальной лечебной мазью. На голове Зореньке тоже была шишка, но размером поменьше. Ведя,  и эту шишку намазал мазью. Потом Ведя спросил Зореньку, как она себя чувствует. Зоренька сказала, что у неё немного кружится голова, и она испытывает общую слабость.

– Всё понятно! – сделал вывод Ведя. – У тебя от удара палкой по голове случилось сотрясение мозга.

– И что же теперь делать, – с тревогой в голосе спросил бобёр Борис.

– Я назначу больной специальный раствор, настоянный на лечебных травах. Пусть пьет его по одной столовой ложке три раза в день: утром, в обед и вечером. Но Зореньке требуется хотя бы недельку полный покой. Поэтому тебе, Борис, надо освободить её от домашних хлопот и от воспитания малышей. Возможно, кто-то из спасателей тебе в этом деле может помочь.

– Я готов помочь Борису следить за Ластиком и Зубиком, когда они будут гулять на берегу, – с готовностью вызвался Барсик. И чуть потупившись от стеснения, добавил: – После того, как я их вытащил из сети, для меня они стали как родные.

–  И я тоже со своей зайчихой могу последить за бобрятами, когда они гуляют. Ведь мы всё равно всей семьёй в это время выходим на берег гулять и есть травку, – заявил Прыгун.

– Давайте я тоже буду следить за малышами, – выдвинулась вперед, Белобока. – Ведь у меня уже есть богатый опыт в этом деле. Помните, как я хорошо следила за лечением Барсика.

После этих слов Барсик поморщился и выразительно посмотрел на Ведю. И Ведя, конечно же понял намек Барсика и решительно заявил:

– Нет, Белобока. Думаю, Барсика и Прыгуна с его семьей, достаточно, чтобы помогать Борису, следить за малышами, пока поправиться Зоренька. А то, как говориться, у семи нянек дитя без глазу.

– Как это без глазу!? – удивилась Белобока. – А куда же денутся у этих семи нянек глаза?

– Ну, это поговорка такая. Она означает, что когда много нянек ухаживают за ребенком, то каждая нянька надеется на другую, и ребенок может остаться без должного присмотра, – разъяснил поговорку Ведя.

Потом Ведя обратился ко всем собравшимся:

– Друзья! Мы сегодня сумели защитить маленьких бобрят и Зореньку от браконьеров. Все спасатели действовали очень смело и ответственно. Молодцы! А теперь давайте расходиться и разлетаться по своим делам. Зореньке и её малышам, после всего ими пережитого, нужен покой. Да и всем нам надо тоже отдохнуть, после проделанной работы.

И все спасатели разошлись и разлетелись по своим делам.

ХХХ

Как и говорил Ведя, лечение Зореньки продлилось ровно неделю. Ведя, каждое утор навещал больную: мазал ей лечебной мазью ушибленные места и следил, чтобы она вовремя принимала назначенную ей микстуру. Барсик и Прыгун со своей семьёй помогали Борису воспитывать Ластика и Зубика. А через неделю уже выздоровевшая Зоренька вернулась к своим повседневным делам. И жизнь в заповедном лесу пошла своим чередом, пока не случилось новое происшествие…

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Как Ведя и его друзья спасали лесное озеро

 

 

Часть первая

 

 

Разработка плана по спасению озера

 

В восточной части заповедного леса, в той самой стороне, откуда каждое утор всходило солнышко, располагалось небольшое лесное озеро. Вода в озере была чистая, прозрачная и в ней плавали разноцветные рыбки. Один берег озера зарос кустарником, в котором жила уточка с целым выводком маленьких утят. Уточку эту звали Крякушей.

 

Другой берег озера был открытым, и на нем росла зеленая травка. А у самой кромке открытого берега лежал большой плоский камень, наполовину погруженный в воду. На этом камне в солнечные дни любили греться зелёные с желтым брюшком лягушки, которые также жили в озере. 

 

 

 

Однажды летним солнечным днем Ведя проходил по тропинке рядом с озером и решил проведать Крякушу. Подойдя к берегу, Ведя  увидел, что вода в озере опустилась ниже обычного уровня и большой плоский камень уже не касается воды. Увидев плывущую к нему навстречу Крякушу, за которой плыли десять желто-серых утят, Ведя поздоровался и спросил:

– Крякуша, что тут у вас произошло? Почему воды в озере стало меньше, чем обычно?

– Здравствуй, Ведя. Хорошо, что ты пришел, а то я уж было, сама к тебе хотела наведаться, да вот утят не на кого оставить. А они ещё маленькие, несмышлёные – боюсь, разбредутся без меня и потеряются. А с озером у нас – беда. Ручей, что течет со склона в озеро, уже несколько дней как пересох и вода в озере потихоньку убывает. Если так продолжиться ещё несколько дней, то озеро может высохнуть совсем и все его обитатели погибнут без воды.

– Удивительное дело, – озадачился Ведя и почесал рукой за правым ухом. – Ручей, сколько я помню, никогда не пересыхал. Значит, случилось что-то непредвиденное.

– А непредвиденное – это как? – озадачилась Крякуша.

– Это такое событие, которого никто не ожидал и не мог предвидеть, – объяснил Ведя.

– Теперь понятно. Но что, же нам делать, если случилось непредвиденное? – ещё больше встревожилась Крякуша.

– Прежде всего, не надо поднимать панику, а спокойно разобраться и выяснить – что случилось с ручьём, – пытался успокоить Крякушу Ведя. Но Крякуша не унималась:

– А что для этого надо делать?

– Тебе, Крякуша, ничего не надо делать. Твоя главная задача – воспитывать своих утят. А я пойду и выясню – почему ручей пересох. – И Ведя решительно зашагал по берегу озера в сторону ручья.

А в это самое время заяц Прыгун лакомился сочной травой, растущей на берегу озера. Увидев задумчиво идущего Ведю, заяц радостно, закричал:

– Привет, Ведя! Ты куда идешь, такой серьезный?

– А, Прыгун! Здравствуй! Я иду к ручью. Хочу выяснить, почему в нем пересохла вода.

– А можно, я тоже с тобой пойду выяснять, что случилось с ручьем?

– Конечно можно. Ведь вдвоем веселей, да и разобраться в возникшей проблеме – двоим проще. Ведь, одна голова – хорошо, а две головы – лучше.

И они зашагали вместе вверх по склону вдоль высохшего русла ручья. Вскоре Ведя и Прыгун дошли до места, где большая сосна упав набок, перекрыла своими корнями и налипшей на них землей ручей. В результате чего образовалась запруда. Вода в ручье поднялась и стала переливаться через край левого берега, промыв себе новое русло. И по этому новому руслу вода стала течь не как прежде, а в овраг, который находился слева по течению ручья.

– Так вот почему пересох ручей! – довольный тем, что причина обнаружилась, воскликнул Ведя. – Упавшее дерево его перегородило и направило в другую сторону.

– А почему упало дерево? Кто его свалил? Ведь оно такое большое и такое крепкое? – удивился Прыгун.

 Ведя обошел упавшее дерево вокруг, внимательно разглядывая вывороченные из земли корни, а потом высказал своё предположение:

– Дерево стояло на самом берегу ручья и его воды, очевидно, понемногу подмывали корни дерева. А несколько дней назад случилась гроза с сильным ветром. Дерево с подмытыми корнями не выдержало порывов ветра и упало.

– Да, я помню эту ночную грозу, – со страхом в глазах подтвердил Прыгун. – И сильный ветер и молнии тоже помну. В нашей семье маленькие зайчата очень испугались грозы, и мне пришлось их успокаивать.

Ведя с Прыгуном, долго ходили вокруг возникшей запруды, обдумывая, как можно вернуть текущую в овраг воду обратно в русло ручья. Наконец Прыгун предложил:

– Надо поднять дерево и тогда вода снова потечет по старому руслу.

– Нет, Прыгун, дерево нам не поднять. Уж больно оно большое.

– А если нам попросить бобров, чтобы они своими острыми зубами перепилили дерево на части? Ведь они в этом деле великие мастера, – продолжал предлагать Прыгун свои варианты спасения ручья.

– Пилить дерево – напрасный труд, – задумался Ведя и почесал рукой за правым ухом. – А вот если попросит бобров сделать запруду, чтобы вода не текла в овраг – это дело. Но прежде, надо прорыть с правой стороны от упавшего дерева новое русло. И тогда вода, обогнув упавшее дерево, вольётся в старое русло ручья.

– Здорово придумано! – запрыгал от радости Прыгун. – Молодец, Ведя!

 – И ты тоже молодец, Прыгун. Ведь о бобрах ты первый вспомнил.

– Значит, мы оба молодцы! – ещё больше обрадовался Прыгун. – Правильно ты говорил, Ведя, что две головы лучше одной. Вот и моя голова пригодилась.

– Конечно, пригодилась… – продолжал разговор довольный Ведя. Но его перебил, скрипучий голос летящей к поваленному дереву сороки-Белобоки:

– Чему это вы здесь радуетесь. Там озеро высыхает, рыбки задыхаются, а они – радуются, веселятся… – не унималась Белобока, усаживаясь  на ветку упавшего дерева.

– Тебя нам только и не хватало, – с досадой произнес Прыгун.

– Вот я и прилетела. Знаю, что без меня вам не обойтись – обрадовалась Белобока, не расслышав в голосе Прыгуна досады. И слегка нахохлившись для важности, предложила: – Давайте будем решать, что нам делать с озером.

– Знаешь, Белобока, ты пожалуйста не обижайся, – как можно более доброжелательно обратился к сороке Ведя. – Мы уже с Прыгуном кое-что придумали, но более детальный план по спасению озера, надо будет обсудить со всеми обитателями нашего леса.

– А что такое план и как его обсуждают? – заинтересовалась Белобока.

– План, это обдуманные и намеченные действия, для достижения какой-либо цели, например, для спасения озера. А обсуждение или разработка плана состоит в том, что те, кто его разрабатывает, предлагают различные варианты достижения намеченной цели. А потом в ходе обсуждения предложенных вариантов, выбирают наиболее приемлемый вариант. Вроде как-то так… – закончил объяснение Ведя, не очень уверенный в том, что Белобока его поняла.

– Всё я поняла. Не сомневайся. Только я ещё свои варианты для обсуждения не предлагала.

– Как не предлагала? Ты же подлетела к нам и сразу же предложила, что надо спасать озеро. Вот и Прыгун может подтвердить.

– Да, да! Я это предложение тоже услышал, – поддержал Ведю Прыгун.

– А я может, ещё хочу предложение предложить, – не унималась Белобока. Но Ведя знал, как её можно успокоить и занять. И он сказал, обращаясь к сороке:

 – А другие предложения нам надо обсудить на общем собрании всех обитателей леса. Поэтому, я попрошу тебя, оповести всех, о срочном собрании под Большим дубом. И не забудь позвать на собрание бобра Бориса. Он нам, очень нужен.

– Я всё поняла, – с готовностью ответила Белобока. – Я мигом всех соберу. А то совсем разленились. Озеро пересыхает, а никому до этого нет дела… – И сорока, не переставая ругать жителей леса, полетела созывать их к Большому дубу на общее собрание.

Когда Ведя и Прыгун дошли от ручья к дубу, то под ним уже собрались почти все обитатели заповедного леса. Не было только бобра Бориса.

– Белобока, ты Борю не забыла позвать на собрание? – спросил Ведя.

– Нет, не забыла. И вообще, все знают, что я ничего и никогда не забываю, – с долей обиды в голосе ответила Белобока. Хотя в лесу все знали, что Белобока, стремясь узнать как можно больше новостей и всем их рассказать, быстро забывала то, о чем говорила еще недавно. Так же быстро она забывала данные кому-то обещания. Но сейчас, в ожидании общего собрания, никто не стал ей об этом напоминать.

В это время на краю площадки появился запыхавшийся от быстрой ходьбы бобёр Борис.

– Извините за опоздание. Видите ли, мне по воде плыть более привычно, чем ходить пешком по суше. Уж так мы бобры устроены; большую часть своей жизни проводим в воде.

– Боря, здравствуй! Ты пришел как раз вовремя. Спасибо! – приветствовал большого бобра Ведя. А потом, уже, обращаясь ко всем собравшимся, сказал:

– Друзья! В нашем лесу произошло чрезвычайное происшествие. Недавно случившейся грозой повалило большую сосну, которая стояла на берегу ручья. Сосна упала и своими корнями перегородила русло ручья, который тек в озеро. Сейчас ручей течет в соседний овраг, а озеро, под палящим солнцем, без притока воды, высыхает. Если мы в ближайшие дни не вернем ручей в прежнее русло, то озеро высохнет совсем и все его обитатели погибнут. Какие будут предложения?

– Надо спасать озеро! Конечно же, надо спасать… – раздалось с разных сторон.

– Но как это сделать? Ведь дерево убрать из русла ручья мы не сможем, если оно очень большое, – засомневался Барсик.

– Мы, бобры, можем попилить на куски любое дерево. Это для нас не проблема, – авторитетно заявил бобёр Борис.

– Да, да! Надо его попилить на куски… – затараторила, сидевшая на нижней ветке дуба Белобока. – А то оно уж очень большое.

– Друзья! Не надо ничего пилить, – вмешался в разговор Ведя. – Мы с Прыгуном уже осмотрели место, где упало дерево, и наметили план, как вернуть ручей в прежнее русло…

– И я там была, и я тоже намечала план, – перебила Белобока Ведю. – Или ты забыл про меня?!

– Извини, Белобока. Да, я подтверждаю, что ты тоже там была, когда мы с Прыгуном разрабатывали наш общий план, – согласился с Белобокой Ведя, чтобы она успокоилась и не отвлекала всех от дела.

 

– Ну, вот, то-то же. А то про меня всегда забывают. А я ведь, так стараюсь, так стараюсь, – удовлетворенно, но с нотками обиды в голосе заворчала Белобока. 

 

 

 

Ведя, слегка поморщился, от этого ворчанья, и снова обратился к собравшимся под дубом жителям леса:

– Друзья! В соответствии с планом спасения озера, нам надо прорыть вокруг упавшего дерева канал, по которому вода, огибая дерево, вернётся в старое русло ручья. Когда канал будет готова, мы перекроем промытую водой протоку, по которой сейчас вода течет в овраг.

– Уж больно мудреный ваш план, – заговорил из своего дупла филин Филя. – Сразу и не поймешь, где рыть, а где перекрывать. Может лучше всё и всем растолковать на месте, прямо у упавшего дерева?

– Наверное, Филя прав, – согласился Ведя и продолжил свою речь: – Детали предстоящей работы мы уточним на месте. А сейчас нам надо сформировать две бригады спасателей. Одна будет копать канаву, а другая – перекрывать протоку. Предлагаю бригадиром первой бригады назначить барсука Барсика. Он у нас  в лесу главный копатель, который может прорыть нору в самой твердой земле. А бригадиром второй бригады, считаю, надо назначить бобра Бориса. Он большой мастер делать запруды в самой быстрой воде. Есть другие предложения?

– Насчет бригадиров ты, Ведя, верно сказал. И Барсик и Борис – мастера в своем деле. А я вот, например, ни землю рыть, ни запруды делать в воде не умею. Я вообще воды боюсь. Так в какую мне бригаду записываться? – озадаченно спросил заяц Прыгун.

 – И я воды боюсь. Но землю копать и выгребать умею. Значит, мне следует идти в бригаду Барсик, – радостно заявил большой ёж Колючка.

– А что делать нам? – зашумели сидевшие на ветках дуба голуби сороки, дятлы и другие птицы. – Мы ведь тоже не умеем рыть землю и делать запруды.

– И мы не умеем… – присоединились к разноголосому хору белочки, тоже сидевшие на ветках дуба.

– Друзья! Попрошу минуточку внимания! – Ведя поднял вверх правую руку, пытаясь успокоить собравшихся. – Друзья! Работы у нас будет много и разной, и каждый найдет себе применение. Например, можно отгребать и относить в сторону уже срытую землю. А это под силу каждому. Для запруды понадобятся ветки, трава и листья. И эту работу так же может выполнять любой из вас. Выбирайте – кому, что нравиться.

– А сели я хочу и землю носить, срытую Барсиком, и ветки подавать Боре для плотины, то, как мне быть? – не унимался Прыгун.

– И я так тоже хочу… – поддержал Прыгуна ёж Колючка.

– И мы тоже, так хотим… – дружно заявили белочки.

– Друзья! Деление на бригады у нас будет чисто условным. Поэтому можно будет, по мере необходимости, работать и в первой и во второй бригаде. Например, сначала помогать Барсику, а потом Борису,  – успокоил активистов Ведя.

– Вот это правильно… Это верно… – раздались с разных сторон голоса собравшихся.

– А когда вы собираетесь работать? День то уже к ночи клонится, – заметил из своего дупла Филя.

– Да, друзья! Сегодня идти к ручью уже поздно. Операцию по спасению озера мы начнем завтра рано утром, – объявил Ведя. – А сегодня нам надо приготовить корзины, ведра, лопаты и другой инвентарь, который может нам понадобиться для работы. И, конечно же, всем нам этой ночью надо хорошенько выспаться и отдохнуть, чтобы набраться сил для завтрашней работы.

 

Часть вторая

 

 

Осуществление плана по спасению озера

 

На следующее утро, как только солнышко стало подниматься из-за деревьев, отряд спасателей собрался под большим дубом. Спасатели построились в колонну, чтобы не толкаться на узенькой лесной тропинке и двинулись  в сторону ручья. Впереди шел Ведя с Прыгуном, а за ними Барсик со своим братом Нориком.  Норик пришел из соседнего леса, чтобы помочь Барсику капать канал. За братьями-барсуками шли зайцы, белочки и ёжики. В конце колонны степенно шагал бобёр Борис с двумя сыновьями – Зубиком и Ластиком. С того дня, когда браконьеры чуть было не увезли маленьких бобрят из леса, прошел год. За это время Зубик и Ластик подросли и стали настоящими помощниками своему отцу.

Птицы-спасатели – голуби, сороки, дятлы, дрозды, синички и другие – сразу же полетели к упавшему дереву. Прилетев на место, они стали дожидаться, когда подойдут другие спасатели.

И лишь только сорока Белобока не полетела с остальными птицами. Она летала над идущим по тропе отрядом спасателей, и её скрипучий голос слышался то в начале, то в конце колонны. Идущим впереди Белобока кричала: «Прибавьте шагу; солнышко уже взошло, а вы идете ели-ели, как черепахи». А идущих в конце колонны она постоянно подгоняла: «Поторапливайтесь, поторапливайтесь. Не отставайте». При этом она так шумела, что Барсик попросил Ведю:

– Может ты её, как-то угомонишь? А то надоела – мочи нет!

И когда в очередной раз Белобока с конца колонны подлетела к шагавшему впереди Веди, он её окликнут и сказал:

– Послушай, Белобока, для тебя есть важное задание.

Белобока, сразу же села на ближайшую ветку дерева и с любопытством спросила:

– А какое это «важное» задание?

– Лети к упавшему дереву. Там уже дожидаются нас птицы-спасатели. Пусть они собирают листья, траву и веточки и складывают рядом с деревом. Всё это нам понадобится для запруды. А ты проследи за тем, чтобы весь этот стройматериал птицы складывали в одну кучу.

– О! Это задание мне нравиться, – обрадовалась Белобока. – Я мигом наведу там порядок, – и она улетела.

– Ну, вот. Теперь других будет доставать, – проворчал Прыгун.

– Ничего, птицы разлетятся по лесу, собирая материал для запруды и ими особо не покомандуешь, – сказал Ведя, довольный тем, что нашел хороший повод отослать подальше надоедавшую всем Белобоку.

Когда колонна спасателей проходила мимо лесного озера, Ведя на минутку остановился, и поздоровавшись с Крякушей, спросил её:

– Ну как тут у вас дела?

– Дела у нас неважные, – с тревогой в голосе заговорила Крякуша. –  Без притока свежей воды, рыбкам и другим обитателям озера не хватает кислорода. Боюсь, как бы они не заболели. Видишь, как рыбки жадно глотают воздух.

Присмотревшись, Ведя увидел, что многие рыбки плавают на самой поверхности воды и быстро, быстро открывают и закрывают свои рты, как бы стараясь надышаться.

– Потерпите ещё немножко. А мы постараемся, чтобы вода, как можно быстрей снова потекла в озеро, – обратился Ведя к обитателям озера и колонна спасателей зашагала дальше.

Ещё на подходе к упавшему дереву, Ведя услышал командный голос Белобоки: «Аккуратно складывайте веточки в кучку. Листики не разбрасывайте…». А когда он подошел поближе, то увидел, что птицы-спасатели уже собрали большую кучу веток, листьев и травы.

– Молодцы – птицы-спасатели! Хорошо поработали. Продолжайте свою работу дальше, – похвалит Ведя птиц, а потом обратился к остальным, только что подошедшим спасателям:

– Друзья! Основная работа у нас ещё впереди. Предлагаю бригадирам – Барсику и Борису – осмотреть свои участки предстоящих работ, а потом наметить конкретные планы. Предупреждаю! Запруду на протоке станем делать только после того, когда будет готов обводной канал. Иначе мы затопим место работы первой бригады.

Барсик с братом Нориком пошли намечать маршрут будущего обводного канала. Посоветовавшись, они начертили вокруг корней упавшего дерева дугообразную линию, чтобы по ней прокладывать канал. А бобёр Борис с сыновьями Зубиком и Ластиком пошли осматривать протоку, которую предстояло перегородить.

Через несколько минут бригадиры рассказали остальным спасателям, как они собираются организовывать работы на своих участках. Первым взял слово Барсик:

– Друзья! План первой бригады достаточно прост. Мы с Нориком с двух сторон одновременно навстречу друг другу будем рыть обводной канал. А наши помощники пусть подбирают за нами уже срытую рыхлую землю и относят её в сторону. Вот и весь наш план.

Потом рассказал о намеченном плане бригадир второй бригады бобёр Борис:

– Пока первая бригада будет рыть канаву, мы с Зубиком и Ластиком заготовим прочные колья и длинные ветки. А когда настанет пора делать запруду, вот тогда нам потребуются помощники. Они должны будут подносить и подавать нам ветки, листья, траву и землю. Поэтому срытую землю не разбрасывайте, а складывайте в кучу.

После Бориса к спасателям снова обратился Ведя:

– Ну что, друзья! Бригадиры изложили свои планы предстоящих работ. Есть ли у кого-то ещё какие-либо предложения?

– Не надо больше предложений? Давайте уже начнем работать! – с нетерпением в голосе сказал Прыгун. И уже более спокойно, добавил: – Там же рыбки задыхаются, а мы всё планы намечаем.

– Друзья, не надо горячиться, – строго сказал Ведя. – Мы все помним о рыбках и других обитателях озера. Но без намеченного плана, нам к работе приступать было нельзя. Но теперь, когда план готов, и нет других предложений – можно начинать работу.

И спасатели разошлись по своим рабочим местам.

Барсик с нижней стороны намеченного чертой канала, а Норик с верхней, приступили к работе. Они передними лапами, как экскаватор ковшом, рыли землю, сгребая её под себя. За Барсиком и Нориком  оставались бугорки срытой земли. Зайцы, белки и ёжики собирали рыхлую землю в ведра и корзины и относили её в сторону, ссыпая в кучу.

Ведя, не отставал от других. Он тоже носил землю принесенным из дома ведром. Первая бригада работала дружно и слажено.

Не хуже первой, работала  и вторая бригада. Бобёр Борис и его сыновья острыми зубами как пилой срезали с упавшего дерева толстые ветки. Потом из этих веток они делали прочные колья, остро затачивая их с одного конца. Изготовив десять кольев, бобры стали заготовлять длинные гибкие прутья. А птицы-спасатели продолжали собирать и складывать в отдельную кучу веточки, листики и траву.

Через два часа после начала работы, каждый из барсуков прорыл свою половину канала. Они встретились  в центре почти готового канала, и Барсик шутливым тоном сказал, обращаясь к Норику:

– Здравствуй брат! Давненько не виделись.

– Ну, здравствуй! Я тоже уже соскучился, – поддержал шутку Норик. И братья рассмеялись, обнимаясь. Потом они уставшие, но довольные вылезли из русла канала наверх. А спасатели-носильщики земли, стали выносить последние, нарытые барсуками кучки земли со дна канала.

И вот, наконец, заяц Прыгун, высыпал последнее ведро земли на большую кучу и радостно закричал:

 – Ура! Наш канал готов!

– Ура!... Ура!... – подхватили другие спасатели.

Услышав радостное известие, все собрались вокруг только, что прорытого канала. Спасатели радовались и поздравляли друг друга с таким замечательным событием. А главными героями этого праздника, конечно же, были Барсик и Норик.

И вдруг среди общего веселья, раздался рассудительный голос филина Фили. Сам Филя не принимал участие в строительстве, так как днем он плохо видел. Но он наблюдал за строительством канала, усевшись на ветку упавшего дерева:

– А не слишком ли узким и мелким получился канал? Воды в ручье много, она может и не уместиться в таком русле.

Все собравшиеся сразу стихли и стали растерянно глядеть друг на друга и на канал, как бы оценивая его пропускные способности. А большой ёж Колючка недовольно проворчал в сторону Фили:

– Ну, вот. Такой праздник испортил. – И добавил, осуждающе: – Ох, уж эти ученые… Кругом у них одни сомнения, да размышления. От этой науки – можно умереть как от скуки.

– Я только высказал свое мнение, – обижено огрызнулся Филя. И потом добавил: – А наука здесь не причем.

– Как не причем!? – вдруг затараторила Белобока. – Если наука мешает нам строить канал, то нам не нужна такая наука.

– Друзья! – вмешался в перебранку Ведя. – Не надо напрасно обвинять Филю и науку. Филя всего лишь высказал свое мнение. И я считаю, что это мнение весьма аргументированное. А что касается науки, то как говориться, она нам строить и жить помогает. Вот, например, Барсик и Норик хорошо обучены рыть норы. Эту науку они использовали для рытья нашего канала. Поэтому мы его так быстро и хорошо построили. А бобёр Борис лучше других обучен перекрывать и направлять в другие русла воду. Вот, давайте мы у него и спросим, годится ли наш канал для пропуска воды, или его надо переделывать.

– Я уже давно хотел сказать свое мнение по поводу канала, – отозвался Борис. – Но вы так все шумите, так спорите, что я решил вам не мешать.

– Мнение специалиста никому не может помешать, – заметил Филя.

– Да. Это верно, – поддержал Филю Барсик. – Давай, говори Боря.

– Ну, тогда, слушайте: Прорытий канал действительно пока мелковат и узок. Но это лишь пока. Когда мы сделаем запруду, вода поднимется, потечёт по каналу и размоет его до нужных размеров. Как говорится у нас у бобров: «вода щёлочку найдет, себе русло проведёт». Поэтому, давайте начнем, строит плотину, а спорить будем потом.

– Давайте! Давайте! … – подхватили спасатели.

– А как её строить, эту самую плотину? – растерянно спросил Прыгун. – Что нам надо делать?

– Пока отдыхайте, – сказал Борис. – А вот когда мы – бобры забьем в протоке колья и обяжем их ветками, вот тогда и понадобится ваша помощь, – и Борис решительно двинулся к протоке.

А дальше для спасателей, которые не видели, как бобры строят платины, началось интересное зрелище. Борис смело вошел в протоку, через которую вода из перекрытого деревом русла ручья стекала в овраг. Он стал один за другим втыкать в дно острые колья, которые ему подавали Зубик и Ластик. Если кол не хотел втыкаться из-за твердого дна, то Боря забивал его, использую другой кол в качестве кувалды. Уже через полчаса все десять кольев стройным рядком стояли поперек протоки.

А дальше к работе в протоке подключились Ластик и Зубик. Огибая вбитые в протоку колья длинными ветками попеременно, то с одной, то с другой стороны, они строили что-то подобное забору. Вода через этот веточный забор ещё текла, но уже не так свободно как раньше, когда забора не было.

Вскоре высота забора в протоке поднялась на уровень голов Зубика и Ластика. И тогда бобёр Борис обратился к остальным спасателям:

– А теперь, друзья, пришло и ваше время. Давайте организованно без суеты, подносите и подавайте нам веточки, листики, траву и землю. Будем перекрывать протоку уже окончательно.

И спасатели один за другим стали подходить к протоке и подавать бобрам строительные материалы. Кто нёс вязанку веток, кто пучок травы, кто ведро, наполненное землёй. Бобры брали этот стройматериал и вперемешку укладывали на дно протоки, плотно прижимая к веточному забору. Уложив один ряд веток, они засыпали его землей. Получилась пока ещё не высокая, но плотная запруда, сквозь которую вода уже не могла просочиться.

А бобры, не мешкая, стали укладывать второй, третий, и последующие слои веток, травы, листьев и земли в основание плотины. Плотина поднималась всё выше и выше, а вместе с ней поднимался и уровень воды.

В какой-то момент копившаяся перед плотиной и упавшим деревом вода  достигла уровня, прокопанного спасателями канала. Белобока, сидевшая на корнях упавшего дерева, первая увидела, как небольшой ручеёк воды стал течь по дну канала и радостно закричала:

– Ура! Вода потекла по каналу! Смотрите, смотрите – наш канал заработал! Я первая это увидела!…

Все спасатели, кроме бобров, бросились смотреть, как небольшой ручеёк на дне канала, пока ещё несмело, прокладывает себе дорогу. Но, по мере повышения уровня воды в перекрытом русле ручья, он  стал набирать силу.

И вот уже тоненький ручеёк в канале стал превращаться в бурный поток. Своим течением вода углубляла канал и размывала его берега. Как и предсказывал бобёр Боря, вода, под напором своего течения, сама стала прокладывать себе русло. То в одном, то другом месте берега стали обваливаться в быстрое течение и вода их дробила и уносила вниз. И канал постепенно расширялся и углублялся. Вскоре уровень воды у запруды стал снижаться. И только тогда бобёр Боря уверенно сказал:

– Ну, вот. Теперь запруду не прорвёт. Вода нашла своё русло, – и бобры, довольные проделанной работой, вышли из воды и присоединились к основной группе спасателей.

– Друзья, – обратился Ведя к спасателям. – Операция по спасению лесного озера успешно завершена! Теперь мы можем радоваться и гордиться своими делами. Ура, товарищи!

– Ура!... Ура!... Ура!… – подхватили спасатели.

В этот вечер у всех жителей заповедного леса было весёлое, праздничное настроение. Особенно радовались обитатели озера.

 

 

Смотрите также:





 
01   НОВОСТИ
02   БИОГРАФИЯ
03   НАУКА
04   ПУБЛИЦИСТИКА new
05   ОТКРЫТЫЙ ЭФИР
06   ЛИРИКА new
07   КНИГИ
08   СТУДЕНТАМ
09   ВИДЕО
10   ГОСТЕВАЯ
11   КОНТАКТЫ
12   ENGLISH

При использовании материалов с сайта
ссылка на автора обязательна!