Эволюция эротической любви: социально-антропологический анализ

Статья опубликована в журнале СОТИС (Социальные технологии и исследования) 2015. № 3, С. 69-85. Поэтому при использовании материалов статьи, ссылка на первоисточник обязательна.
В статье предпринята попытка социально-антропологического анализа основных этапов эволюции эротической любви и описания ее основных видов, возникновение которых обусловлено этапами развития общества и совершенствованием способов описания и интерпретации любовных чувств и переживаний.

Ключевые слова: эротическая любовь, взаимность, сексуальное влечение, духовное единение, виды любви, брак, семья.

Эволюция эротической любви: социально-антропологический анализ

Эротическую любовь можно определить как интимное, глубокое, относительно устойчивое позитивное чувство и влечение индивида к личности противоположного пола, обусловленное сексуальными и иными потребностями во взаимном единении. Такая любовь возникает между мужчиной и женщиной, и предполагает их «полное» взаимное духовное и физическое (сексуальное) единение.

Само понятие «эротическая любовь» как индивидуальное сексуальное влечение и душевное переживание по поводу объекта любви, находит свое отражение уже в самых древних, дошедших до нас источниках (наскальных росписях, сказаниях, песнях, манускриптах и др.). Поэтому мы исходим из того, что эротическая любовь как явление социальной жизни и одна из форм отношений между мужчиной и женщиной находится вне времени.

Но с развитием общества и совершенствованием способов производства и распределения общественных благ, происходят изменения и во свей системе общественных отношений. При этом на каждом этапе общественного развития возникает определенный тип половых сексуальных взаимоотношений между мужчиной и женщиной и свои способы и формы описания и интерпретации этих отношений. Условно мы будем называть эти типы взаимоотношений и формы их проявления соответствующими видами эротической любви.

Свободная любовь – предполагает полную экономическую и иную независимость влюбленных в их взаимоотношениях и полную взаимную открытость суждений и оценок, а также полную откровенность в сексуальных и иных любовных переживаниях.

Такая любовь допускает сексуальные и иные отношения с другими партнерами и не допускает ревности. Каждый из партнеров в такой любви свободен в своем выборе и в уважении выбора другого в любой момент времени и в любой ситуации.

Согласно теории антропогенеза, человечество на ранней стадии своего развития на- ходилось в добрачном состоянии. В тот исторический период при выборе сексуального пар- тнера наши далекие предки, очевидно, «руководствовались» преимущественно животными инстинктами. Существует немало исторических свидетельств о том, что в человеческой истории были периоды, когда в отношениях между полами существовал промискуитет – беспоря- дочная, ничем и никем не ограниченная половая связь [1, с. 232]. У некоторых архаичных племен Новой Гвинеи определенные пережитки промискуитета существовали еще в 30-е годы XX в., о чем свидетельствуют исследования Маргарет Мид, описавшей, в частности, поло-- вые отношения, существовавшие в племени мундугуморы [2, с. 338]. Таким образом, «по- ловой коммунизм» первобытного общества создает благоприятные условия для свободной любви, пусть и на самом примитивном уровне социальной организации.

На более высоком уровне развития человека, в родовой семье возникает табу на промискуитет. Но и в новых исторических условиях все женщины и мужчины детородного возраста, не состоявшие в близких кровнородственных отношениях, могли вступать в сексуальные связи на основе свободного выбора. При этом в матриархальной семье приоритет в выборе сексуального партнера оставался за женщиной. Следовательно, и родовая семья, по сути, создает благоприятные социальные и экономические условия для свободной любви.

Родоплеменной строй в период присваивающего способа производства (собирательства, охоты) не предполагает социального неравенства и деления людей на бедных и богатых. В условиях существования общественной родовой собственности на средства производства, основным видом неравенства является естественное неравенство (возраст, пол, умственные способности и внешние данные). А рожденные женщиной дети, считались общими детьми всего рода. Поэтому в родовой семье такой проблемы как «брошенная» кормильцем-мужем на произвол судьбы мат-одиночка не существовало. Следовательно, взаимный выбор мужчины и женщины не обуславливался экономическими и статусными проблемами. Они могли делать выбор преимущественно на основе взаимных симпатий и строить свои сексуальные отношения на принципах свободной любви.

Свободная любовь как пережиток «полового коммунизма» имеет место быть у некоторых народов и в период перехода от группового брака к парному. Так Ф. Энгельс по этому поводу пишет: «другие народы Передней Азии посылали своих девушек на целые годы в храм Анаитис, где они должны были предаваться свободной любви со своими избранниками, прежде чем получить право на вступление в брак; подобные обычаи, облеченные в религиозную форму, свойственны всем азиатским народам, живущим между Средиземным морем и Гангом» [3, с. 53]. Энгельс указывает и на другие страны и континенты, в которых в период перехода к парной семье, «девушки пользуются до своего замужества полнейшей половой свободой» [3, с. 53].

Попытка возрождения свободной любви в новых исторических условиях была пред- принята Советской властью сразу после Октябрьской революции 1917 г. Сексуальная свобода была объявлена одним из важнейших достижений новой власти, а ее пропаганда велась под лозунгом «Дорогу крылатому эросу!» [4]. Уже в декабре 1917 г. была отменена судебная ответственность за гомосексуальную связь.

Одним из основных идеологов свободной любви была соратница В.И. Ленина Александра Коллонтай, которая считала, что такая любовь «соответствует той норме общения между полами, которую установит коллективистское общество» [5, с. 219]. В 1919 г. Коллонтай вводит в оборот такое понятие, как «половой коммунизм» [6]. Основные идеи свобод- ной любви нашли свое отражение в принятом в 1926 г. Законе о браке, семье и опеке.

Согласно этому «Закону», процедура регистрации брака сводилась к чисто статистическому учету брачующихся пар. Такой же простой была и процедура развода, для осуществления которой было достаточно заявления одного из супругов, причем без объяснения причины. Другой стороне по почте посылалась копия записи о прекращении брака [7, с. 107].

Однако воплощение в жизнь идей свободной любви обернулось катастрофическим ростом числа разводов, резким увеличением количества абортов и значительным увеличением рожденных вне брака детей, которые стали неподъемной ношей для слабого в экономическом плане государства. При этом жертвой свободной любви преимущественно становилась рабочая женщина, которая чаще, чем представительницы других слоев подвергалась необузданной грубости и издевательствам со стороны мужчин [7, с. 106].

Кроме того, в обществе наметилась тревожная тенденция к снижению рождаемости. Поэтому уже с середины 20-х годов в общественных настроениях и государственной политике намечается переход от воспевания свободной любви к ее постепенному ограничению. А к середине 30-х годов, сформировавшаяся тоталитарная система власти берет под свой контроль брачно-семейные и «сексуальные» отношения. Так в 1933 г. в законодательство вводятся статьи, карающие мужской гомосексуализм. А 27 июня 1936 г. было принято Постановление ЦИК и СНК СССР «О запрещении абортов, увеличении материальной помощи роженицам, установлении государственной помощи многосемейным, расширении сети родильных домов, детских яслей и детских садов, усилении уголовного наказания за неплатеж алиментов и о некоторых изменениях в законодательстве об абортах» [7, с. 109].

Таким образом, была подведена черта под периодом, в котором идеологи и приверженцы свободной любви, пытались навязать всему обществу свои «революционные» представления о нравственности, браке и семье. В преимущественно патриархальном постреволюционном российском обществе, с его весьма ограниченными экономическими и иными возможностями, в условиях формирующегося тоталитарного государства, такие инициативы были обречены на провал.

Одним из редких примером реализации основных принципов свободной любви может служить совместная жизнь и творчество двух известных французских писателей и мыслителей XX в. Жан Поль Сартра (1905–1980) и Симоны де Бовуар (1908–1986) [8]. Но эта «любовь», во-первых, не вписывается в наши традиционные представления о нравственности, так как предполагает и параллельные сексуальные связи, и гомосексуальные отношения, и групповой секс. Во-вторых, эта любовь была бесплодной в плане рождения детей, возможно из-за того, чтобы не обременять себя «посторонними» заботами и не создавать взаимной зависимости друг от друга. В-третьих, эту конкретную любовь можно рассматривать скорее как исключение, нежели как социальное явление.

«Любовь» в военизированном обществе

В период разложения родоплеменного строя и формирования государства, многие народы переживают так называемую «героическую эпоху» (по Ф. Энгельсу). В этот период для господствующих слоев общества и воинов повседневный созидательный труд становится презренным, а главной доблестью считаются захватнические войны. Наглядными примерами такой эпохи являются завоевательные по- ходы и набеги викингов, половцев, гуннов, сарматов, монголо-татар и др.

В этот период женщины постепенно теряют свои равные или доминирующие позиции в семье и обществе. Мужчина-всадник, мужчина-воин мог добыть в ратном походе не только богатство, но и женщину, которая могла использоваться как объект наслаждения, купли- продажи, дарения и обмена, но не как объект любви. Сама же любовь в этот период считается чем-то недостойным настоящего воина, который может взять силой любую добытую в бою или купленную им женщину. Так, например, в «Илиаде» Гомера описывается сцена, в которой военачальники по очереди и в соответствии со своим рангом выбирают себе за- хваченных в плен молодых девушек [3, с. 53]. А женщины-соплеменницы и законные жены в военизированном обществе, например в античной Греции, воспринимаются преимущественно как продолжательницы рода, хранительницы очага и не более того [9, с. 128].

Захват женщин в качестве военной добычи практикуется и сегодня в регионах, где грубая военная сила берет верх над правом и нравственностью. Так в августе 2014 г. на севере Ирака в деревнях в районе горы Синджар боевики суннитской террористической организации «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ) похитили около 3 тыс. женщин и девушек-езидок. Ранее, в ночь с 14 на 15 апреля 2014 г., вооруженными радикальными исламистами группировки «Боко Харам» были похищены не менее 276 девушек- школьниц, в основном из христианских семей из государственной средней школы в городе Чибок штата Борно в Нигерии. Многих из похищенных девушек и женщин боевики используют в качестве сексуальных рабынь.

Супружеская любовь

С возникновением частной собственности и государства, возникает и патриархальная супружеская семья, которая как социальный институт, наряду с воспроизводством населения, выполняет важнейшую функцию сохранения и передачи частной собственности законным наследникам. Обязательным условием возникновения супружеской семьи является законный брак. При этом любовь вне брака считается недопустимой и греховной.

На деле же в патриархальной семье происходит окончательное закабаление женщины мужчиной. Отныне женский секс возможен только со своим мужем-хозяином, и он (секс) нередко сводится к зачатию и рождению детей-наследников. Мужчина же, пользуясь своим господствующим положением в семье и обществе, и в зависимости от своих материальных и иных возможностей, мог наслаждаться сексом и вне брачного ложа. Наиболее наглядно неравенство в супружеских сексуальных отношениях в патриархальной семье выражены в одном из древнегреческих изречений: «Нам даны гетеры для удовольствия, наложницы для повседневных нужд и жены, чтобы давать нам, законных детей и присматривать за хозяйством».

Патриархальная семья представляет собой не столько брачно-семейный союз, сколь- ко сложную, основанную на кровном родстве хозяйственную организацию (домохозяйство) в которой мужчина-хозяин приобретает неограниченную власть, которая закреплялась так- же и законодательно. Так в своде законов Российской империи указывалось, что «жена обязана повиноваться мужу своему, как главе семейства, пребывать к нему в любви и неограниченном послушании, оказывать ему всякое угождение и привязанность [10]. Семья и государство, по мнению Николая Бердяева, представляет интересы рода и родовой собственности и является могилой личности и личной любви [11, с. 54].

Поэтому в условиях патриархальной семьи говорить о настоящей эротической любви можно лишь как о редком исключении. Так, по мнению Фридриха Энгельса, «Та скромная доля супружеской любви, которую знает древность, – не субъективная склонность, а объективная обязанность, не основа брака, а дополнение к нему» [3, с. 82].

Платоническая любовь

Платоническая любовь – получила свое название из представлений Платона о приоритете во взаимодействии двух влюбленных их взаимной духовной близости и о вторичности сексуальных отношений. «Низок же тот пошлый поклонник, который любит тело больше, чем душу; – пишет Платон, – он к тому же и непостоянен, поскольку непостоянно то, что он любит» [12, с. 15]. Покровительницей духовной любви является Афродита небесная, а обычной страстной любви – Афродита пошлая [12, с. 14–15].

Каждый творческий человек (философ, поэт, художник, ремесленник), по Платону, беремен гениальными идеями. От духовного единения таких людей рождаются гениальные произведения (поэмы, картины, скульптуры, строительные сооружения и др.), которые обеспечивают своим «родителям» бессмертие. Обычный «смертный» человек тоже имеет шанс на бессмертие, но через рождение детей и внуков, которые на каком-то этапе развития прославят своих предков [12, с. 19].

В Античные времена такая любовь могла иметь место в определенных кругах так называемого праздного класса и в среде людей занимавшихся наукой и творчеством. В со- временном значении это понятие означает возвышенные романтические отношения и переживания влюбленного по отношению к объекту любви.

Идеи платонической любви (духовной близости двух влюбленных) развивались и в последующие века. Так, например, Владимир Соловьев, подробно анализируя духовную любовь, подразделяет ее на истинную духовную любовь и мнимую или ложную духовную любовь. «Ложная духовность есть отрицание плоти, истинная духовность есть ее перерождение, спасение, воскресение» [13, с. 57].

Супружеская христианская любовь

С утверждением христианства в качестве госу- дарственной религии, церковь, наряду с государством, стремиться взять под максимально возможный контроль брачно-семейные отношения. Отныне заключение брака становится возможным только в результате обряда венчания в церкви. При этом утверждается боже- ственное происхождение самого брака, а развод считается делом противным как природе, так и божественному закону [14, с. 65].

Церковь была кровно заинтересована в создании максимально возможного коли- чества семей и рождении возможно большего количества детей, так как чем больше на- селения – тем больше налогов поступает на содержание и развитие церкви, чем больше прихожан – тем весомее авторитет церкви в обществе и в мире. Поэтому устраниться от заключения брака могли лишь те, кто по тем или иным причинам не был способен создать полноценную детородную семью, например, скопцы, физически или психически нездоро- вые люди. Кроме того, всякое предохранение от беременности или ее прерывание по хри- стианским канонам считается тяжким грехом. В христианском мире секс вне семейного ложа считается греховным. Да и супруже- ский секс не осуждался только как способ зачатия ребенка. Первородность сексуального «греха» согласно христианскому учению, исходит от Адама и Евы (за что они и были из- гнаны из Рая). Чувство вины за этот первородный «грех» и за свои сексуальные желания и «грехи» вдалбливалось в сознание людей иудаизмом и христианством на протяжении по- следних двух тысячелетий [15, с. 64]. Трудно даже представить, сколько за это время было искалечено человеческих душ и тел, сколько нереализованной любви и страсти было похо- ронено в муках повседневного воздержания.

Например, массовые обследования, проведенные в 60-х годах XX в. американски- ми психологами, выявили, что больше половины женщин в США – фригидны. «Они живут в браке, рожают детей, случается – даже имеют любовников, но никогда не испытывают оргазма» [16, с. 353–354]. Большинство из этих женщин, по мнению Ю.М. Бородая, вполне нормальны в сексуальном отношении. Причиной же их фригидности является то, что «в со- знании миллионов евангельская поэма о деве святой и непорочном зачатии становилась символическим выражением идеала – пусть ирреального! – все, что связано с реальной сексуальной техникой, приобретало отрицательное значение, воспринималось не только как нечто безнравственное, но и как эстетически безобразное, отталкивающее. Как грязь» [16, с. 353]. Единственным религиозно-моральным оправданием сексуально-половых отно- шений считалось деторождение.

Господство христианской идеологии в Средние века способствовало еще большему закабалению женщины. Согласно религиозной догме, бог сотворил Еву из ребра Адамова. Следовательно, женщина изначально являлась существом второстепенным, производным от мужчины. Кроме того, именно Ева стала инициатором грехопадения. Поэтому Бог, изго- няя людей из рая, определил ей незавидную долю и роль послушной исполнительницы муж- ской воли: «Еве Бог сказал: «много болезней перенесешь ты, рожая детей, и за то, что со- блазнила своего мужа, он будет властвовать над тобой, а ты должна его слушать» [17, с. 12]. Эти слова приписываемые Богу, на многие столетия закрепили в христианском пред- ставлении за женщиной репутацию соблазнительницы и грешницы, за которой необходим строгий контроль со стороны отца, мужа, церкви, государства. Поэтому женщины в сексу- альном плане вынуждены были довольствоваться тем, что им мог предложить муж. Да и говорить об этом в рамках христианской этики считалось неприличным. А всякие «воль- ности» со стороны жены, связанные с техникой секса, могли быть истолкованы мужем как сексуальная распущенность.

Кроме того, в лонах христианской церкви на протяжении нескольких столетий в ярост- ных спорах и «научных» дискуссиях решался «сакраментальный» вопрос о том, является ли женщина человеком. И не смотря на то, что в 585 г. Македонский собор принял решение о том, что женщина тоже человек, дискуссии по этому поводу продолжались вплоть до XIX в. Так, в 1690 г. во Франкфурте вышла книга под названием «Женщина не человек», а в 1753 г. в Лейпциге появилась книга «Любопытное доказательство, что женщина не принадлежит к человеческому роду» [18, с. 7].

Абсурдность «первородного греха» была очевидной даже для глубоко верующих людей. Так, русский религиозный философ и публицист Василий Рязанов, анализируя дохристиан- ское искусство, приходит к выводу о том, что в те времена у египтян, греков и римлян не было понятия «греха» и они жили вполне счастливо. А с приходом христианства начинается гонение на пол и на личное счастье. «Мысль, что в роднике семьи, в поле, содержится грех, есть одна из непостижимых исторических аберраций; она сейчас же перенесла святость в смерть, в гроб» [19, с. 110]. Аналогичного мнения придерживался и другой русский религи- озный философ Николай Бердяев: «Господствующее религиозное сознание поставило про- блему пола в зависимость от вульгарного дуализма духа и плоти, связало ее с греховностью плоти, и это была не только моральная, но и метафизическая ошибка» [11, с. 30].

Христианство принесло с собой и новый взгляд на понятие и сущность эротической любви.

Отныне в основу брачных отношений была положена новая Заповедь Христа, обра- щенная к ученикам «да любите друг друга, как Я возлюбил вас». Из этого следует, что браки должны заключаться по взаимной любви, а не по расчету или телесной страсти. А сам цер- ковный обряд бракосочетания считается таинством, соединяющим брачующихся любовью, взаимным согласием и благословением Бога для создания семьи.

Сама же супружеская любовь толковалась не как страстное влечение влюбленных друг к другу, а как духовное единение на основе общей веры и взаимного уважения супру- гов. При этом христианская супружеская любовь возводится в ранг наивысшей божествен- ной ценности. Так, по словам Иоанна Златоуста, «Нет, поистине нет ничего драгоценнее, как быть любимым женой и любить» [20]. В реальной жизни все складывалось не столь однозначно и благостно, как говориться в святом писании. В христианском браке, по сути, впервые столь явно и противоречиво столкнулись веками существовавшие представления о браке как об имущественной сделки между семьями, и учение церкви о том, что браки должны заключатся по взаимной любви и взаимному согласию самих брачующихся. Это противоречие породило глубокий социальный и духовно-нравственный конфликт. «Сущность данного конфликта заключалась в восприятии брака одновременно и как таинства, и как договора. Отсюда в современном сознании существует бинарное восприятие: «брак по любви» и «брак по расчету» [21, с. 51].

Некоторые представители церкви пытаются решить этот конфликт различными настав- лениями и советами. Так Иоанн Златоуст советует избегать как браков по расчету (коры- сти), так и браков по страстной любви. «Кто берет жену богатее себя, тот берет более госпо- жу, чем жену» [22, с. 395–396]. Так же он предупреждает от увлечения внешней красотой: «когда ты видишь привлекательный внешний вид, постарайся узнать внутренний; и если сей некрасив, презри и внешний» [22, с. 22]. Но в целом христианское учение о любви в браке не избавило человечество от несчастных браков без взаимной любви.

Куртуазная любовь

В Средневековой Европе, прежде всего в таких странах как Франция, Англия и Германии, в конце XI–XII вв. возникает такое явление как куртуазная любовь1. Возникновение такого вида любви обусловлено, с одной стороны, развитием социально-экономических отношений в средневековом обществе, а с другой – развитием поэзии и литературы.

Суть социально-экономических причин возникновения куртуазной любви состоит в сле- дующем. В конце XI–XII вв. в средневековом обществе происходит становление праздного класса, который ради утверждая своего высокого статуса и времяпровождения, органи- зовывает различные помпезные мероприятия – балы, рыцарские турниры, коллективную охоту и др. В этот же период, во многом благодаря майорату2,появляется значительное количество амбициозных, но нищих рыцарей. Поэтому на мероприятиях, организуемых праздным классом, блистали прекрасные дамы в окружении отважных, но, как правило, нищих рыцарей. Влияние поэзии и литературы на становление концепции куртуазной любви состояло в том, что при дворах знатных сеньоров стало модным устраивать «поэтические салоны», где исполнялись и обсуждались произведения придворных и иных поэтов и литераторов [23, с. 253–254].

Отныне для успешной Прекрасной Дамы непременным атрибутом становятся не только пышные наряды и изысканность вкуса ко всему прекрасному, но и куртуазный ры- царский роман. А для истинного рыцаря одним из важнейших его достоинств, становится любовь к Прекрасной Даме [9, с. 129]. При этом благородство и достоинство рыцаря из- меряется степенью его поклонения и масштабом его подвигов ради любимой. К числу та- ких подвигов и достоинств относится и его талант слагателя песен и стихов, посвященных любимой.

Особенность куртуазной любви заключалась в том, что Прекрасная Дама, как прави- ло, состояла в законном браке и занимала более высокий статус в обществе, нежели ее свободный от брачных уз возлюбленный. Поэтому она развивалась, по мнению Я.У. Аста- фьева, в рамках «экономики дара». Мужчина приносил в дар своей возлюбленной свой талант слагателя песен и стихов, свою красоту, отвагу и доблесть, а женщина могла спо- собствовать повышению социального и материального статуса возлюбленного [9, с. 130]. Кроме того, она (любовь) предполагала не только «любовные переживания», но и реаль- ные сексуальные связи. Поэтому в истории куртуазной любви имеются повествования и о рождении внебрачных детей и о трагических разоблачениях неверности Дамы своему за- конному супругу. Поэтому куртуазная любовь в своих описаниях, как правило, несчастная, нередко переходящая в страдание и смерть. «Любовь, на которой стоит западная культура, – по мнению Александра Дугина, – не может быть институционализирована. Это всегда адюльтер, трансгрессия и преодоление норматива. Она рвется к какой-то не заложенной в социум цели, и поэтому трагична» [24]. Одним из таких трагических повествований о не- счастной любви является средневековый роман-сказание Тристан и Изольда.

В целом же куртуазная любовь, идеализируя и воспевая любовные переживания и давая пищу для самых безумных грез, способствовала возникновению новых, романтических и приключенческих форм отношений между полами. Кроме того, она бросает вызов суще- ствовавшим тогда патриархальным стереотипам о вторичной роли женщины. В куртуазной любви женщина (Прекрасная Дама) играет ведущую роль, а влюбленный рыцарь соглашал- ся подчиняться своей даме во всем, что относится к любви [25]. И даже сама смерть не может стать помехой для такой «неземной» любви: «Хотите, буду жить, хотите, умру, как жил, умру, любя. Люблю вас больше, чем себя!» [26, с. 75]. Исследователи отмечают еще одну существенную черту рыцарской любви – ее демон- стративный характер, несмотря на то, что это, как правило, любовь к замужней женщине. «Но наш герой не только не скрывает своего чувства, а, напротив, манифестирует его, что, конечно, небезопасно, так как муж дамы также владеет шпагой» [27, с. 9].

Рыцарская любовь с XII века находит свое отражение и в русском былинном эпосе. Но, по мнению С.В. Климовой, в русской интерпретации она (любовь) существенно отли- чается от Западной традиции. Так если в рыцарских романах Прекрасная Дама пассивно наблюдает за борьбой, добивающихся ее любви мужчин, по принципу «побеждает сильней- ший», нередко выходя замуж за убийцу своего мужа, то подобные случаи в русских былинах исключены. «Жёны русских князей либо мстили за своих мужчин, либо уходили вместе с ними в мир иной» [28, с. 83].

Романтическая любовь

Романтическая любовь – эмоционально насыщенная возвышенная любовь, в кото- рой духовная близость и возвышенные чувственные сопереживания преобладают над сек- суальной страстью. Бертран Рассель считает, что романтическая любовь не предполагает сексуальной практики [29, с. 84]. Аналогичного мнения придерживается и Роберт А. Джон- сон, который считает, что романтическая любовь – это чувство, направленное на другого человека, а вовсе не собственная страсть. Трагедия же романтической любви состоит в том, что люди пытаются в реальной жизни соединить возвышенные чувства божественной любви, и земные (плотские) чувства человеческой страсти [25].

Предыстория романтической любви, по описанию ее сущностных характеристик, вос- ходит к платонической любви, описанной Платоном. А эмпирические доказательства ран- него существования романтической любви ведут в глубокую древность, так как ее истоки ученые находили и в наскальных росписях, и в древних манускриптах, и в стихах и песнях различных народов мира [30, с. 16]. Реальная же ее история, по мнению исследователей [25], – это развитие и «совершенствование» куртуазной любви. При этом подъем или спад романтической любви зависят от количества и возможностей праздного класса, а также информационных носителей (книг, газет, журналов и др.), которые «призваны» наполнять любовными историями праздную жизнь.

По мнению Энтони Гидденса, появление романтической любви обусловлено возник- новением в конце XVIII в. такого художественного жанра изложения любовных историй как роман. «Романтическая любовь ввела в индивидуальную жизнь идею повествования – док- трину, которая радикальным образом расширила рефлексивность возвышенной любви. Изложение рассказа – это одно из средств «романа», но этот рассказ теперь становился индивидуализированным, вводя себя и другого в личное повествование, которое не имело особого отношения к более широким социальным процессам» [31, 64–65].

Примером не только описанной (вымышленной), но и реально переживаемой роман- тической любви могут служить письма Элоизы к своему возлюбленному Абеляру. Разлучен- ная с любимым монастырскими стенами, она писала ему: «Даже во время торжественного богослужения, когда молитва должна быть особенно чистою, грешные ведения этих наслаж- дений до такой степени овладевают моей несчастной душой, что я более предаюсь этим гнусностям, чем молитве. И вместо того, чтобы сокрушаться о содеянном, я чаще вздыхаю о несовершившемся» [32, с. 64].

Наряду с глубокими чувственными и, как правило, трагическими переживаниями кур- туазной и романтической любви, как реакция на пресыщение лицемерной галантностью, в аристократической литературе появляются описания любовных похождений героя любовни- ка, который «заботился лишь о своих чувственных наслаждениях, как знаменитый Казано- ва. Мольеровскому Дон-Жуану даже и это неважно: женщина для него просто дичь, овладе- ние которой укрепляет его репутацию счастливого охотника» [33].

Романтическая любовь и в настоящее время не потеряла своей актуальности. Поэто- му огромное количество различных издательств и киностудий продолжают публиковать и транслировать все новые и новые любовные истории, большинство из которых весьма да- леки от реальной жизни. Негативная сторона вымышленной романтической любви состоит в том, что она формирует в массовом сознании завышенные ожидания, которые нередко становятся причиной краха личных отношений [30, с. 56].

Страстная любовь

В основе такой любви лежит эмоционально-психологическое воз- буждение и страстное сексуальное влечение. Об этом виде любви, в частности, говорил еще в Античные времена Платон, «разделяя» Эрота на два вида: один из которых пробуж- дает возвышенные чувства и предполагает духовное единение влюбленных. Другой Эрот стимулирует низменное телесное влечение любовников друг к другу [12, с. 24–25]. В после- дующие века о страстной любви, в том или ином аспекте, говорили многие мыслители и ис- следователи, например, Святитель Иоанн Златоуст, Владимир Соловьев, Артур Шопенгауэр, Эрих Фромм, Франческо Альберони и др.

Сексуальное влечение включает в себя страстное желание любой ценой его удовлет- ворить, и готовность ненавидеть того, кто стоит на пути удовлетворения этого желания. Поэ- тому страсть, как и ненависть, по мнению немецкого психоаналитика Петера Куттера, име- ют единую аффективную основу. Чувства, переживаемые с особой интенсивностью, зна- чительно ограничивают возможности разумно контролировать свои действия и правильно оценивать ситуацию [34]. Такое же состояние является характерным и для влюбленности.

Взаимная страстная любовь (влюбленность) способствует тому, что влюбленные соз- дают свой не вполне реальный мир, в котором общаются два идеальных образа, а не кон- кретные личности. Идеализируя друг друга, влюбленные не видят или стараются не видеть имеющиеся у них недостатки. Они «способны любить даже рану на теле влюбленного, ис- пытывая к ней нежность» [35, с. 189]. Причины возникающих неудач, недоразумений и конфликтов влюбленные склонны искать не в себе, а где-то во вне, например, в «плохих» людях, в отживших традициях, в неблагоприятно складывающихся обстоятельствах и т.д. Они готовы объявить войну всему, что препятствует их единению. По мнению Ф. Альберо- ни, «влюбленность сама ищет эти препятствия, мечтает о трудностях... Объясняется это, оче- видно, тем, что без препятствий не может существовать и влюбленность» [35, с. 195].

Страстная любовь – это экстремальное состояние чувств, которое нередко затмевает разум. В состоянии влюбленности человек способен на самые неординарные, порой без- рассудные поступки. Многие сравнивают влюбленность с болезнью, которая, к счастью или, к сожалению, рано или поздно проходит. Пока объект любви не доступен, или на пути к его обладанию периодически возни- кают преграды, страстная любовь, как правило, сохраняет «высокий накал напряжения» и может существовать достаточно продолжительный период времени, то затухая, то разго- раясь вновь. История знает немало примеров, когда двое влюбленных, разлученных теми или иными обстоятельствами, многие годы и даже десятилетия сохраняли свои чувства по отношению друг к другу. А возникавшие на пути к их единению различные испытания лишь подливали масло в костер любовной страсти.

Но когда объект любви становится доступен, открыт для познания и для утоления стра- сти, то, как говорится, наступает «момент истины», момент переоценки ценностей. Влюблен- ные общаются уже не как идеальные образы в созданном ими же виртуальном мире, а как конкретные индивиды со всеми своими достоинствами и недостатками. Проблем, которые мешали их единению, уже не существует. Но вместе с тем отпадает и необходимость со- вершать неординарные поступки, демонстрируя свою смелость, отвагу, преданность, жерт- венность. Пропадает интрига и романтика коротких, но столь желанных встреч. А главное - это то, что уже нет больше повода мечтать о том счастливом времени, когда «Он» и «Она» получат возможность беспрепятственно наслаждаться друг другом. Это время наступило, а вместе с ним появились и новые проблемы – проблемы повседневного совместного про- живания и желание или нежелание более основательно познавать себя и другого. Поэтому отношения индивидов, находящихся в состоянии взаимной страстной любви, могут развиваться по двум основным сценариям:

1. Если чувства влюбленности основывались только на безумной страсти, то они по- степенно начинают угасать и, в конце концов, исчезают совсем, оставив после себя слад- кие воспоминания или горькие разочарования.

2. Если же эти чувства имели под собой более серьезные основания, например, такие как взаимное уважение, общие цели и интересы, осознанную ответственность за свои по- ступки, то тогда влюбленность постепенно переходит в менее страстное и экстремальное, но более глубокое и стабильное чувство любви. Ф. Альберони сравнивает влюбленность с цветком (состояние зарождения), а любовь – с плодом (состояние установления). «Плод рождается из цветка, но плод не есть цветок. И бессмысленно выяснять, что лучше - цветок или плод: для жизни важно и то, и другое» [35, с. 225]. А для влюбленных важно, чтобы страстная влюбленность перерастала в полноцен- ную любовь.

Договорная партнерская любовь

С развитием буржуазных отношений, на смену средневекового сословного общества приходит общество «свободных граждан», а на смену традиционных браков, являвшихся имущественной сделкой между семьями брачующихся, приходят браки, основанные на свободном выборе самих мужчин и женщин. Отныне каж- дый гражданин, в соответствие с нормами буржуазного права, волен сам распоряжаться своим телом и душой, то есть, заключать брак по взаимной любви или по расчету. При этом брак по любви был провозглашен неотъемлемым правом человека.

Но в условиях господства товарно-денежных отношений всё, в том числе и любовь, превращается в товар. А процедура заключения брака ассоциируется с заключением до- говора между мужчиной и женщиной о взаимном предоставлении определенных (матери- альных, сексуальных и др.) услуг. Фридрих Энгельс по этому поводу пишет: «Согласно буржу- азному праву, брак был договором, юридической сделкой, и притом самой важной из всех, так как она на всю жизнь определяла судьбу тела и души двух человек» [3, с. 86].

Именно в буржуазную эпоху в странах Западной Европы заключение брака ассоции- руется с заключением брачного договора. А такие понятия как «брак» и «брачный договор» отождествляются [21, с 54]. Эротические отношения, возникающие в таком браке условно можно назвать договорной партнерской любовью. Так, по мнению лауреата Нобелевской премии по экономике (1992) Гэри Беккера (род. 1930), анализ «брачного» рынка позволяет сделать вывод о том, что сегодня заключе- ние брака можно сравнить с созданием партнерской фирмы. Люди вступают в брак, если ожидаемый объем выпуска совместно производимых ими потребительских благ превос- ходит арифметическую сумму благ, которые они могут производить порознь. А разводы про- исходят тогда, когда полезность от сохранения брака оказывается ниже ожидаемых выгод, связанных с его расторжением [36]. Беккер вводит понятия «высококачественных» и «низ- кокачественных» мужчин и женщин с точки зрения брачного обмена, которые в рыночных условиях находят свое подтверждение.

При этом в партнерской любви достаточно явно проявляются различия в женских и мужских приоритетах в оценках своего брачного «партнера». Так мужчина, оценивая свою партнершу, акцентирует внимание на услугах, которые может оказать ему женщина – она хорошая хозяйка, прекрасно готовит, очень сексуальна и т.п. А женщина акцентирует вни- мание на средствах, которые может предоставить ей мужчина – он умен, у него хорошая работа, он хорошо зарабатывает, с ним весело и т.п. Поэтому партнерская любовь нередко «предполагает» браки, в которых пожилой, но состоятельный мужчина жениться на молодой привлекательной, но не очень успешной женщине [30, с. 95–96]. Так, в Москве ежегодно заключается 60 тыс. браков, из них примерно 11–11,5 тыс. в год таких, в которых мужчина на 15 и более лет старше своей избранницы. 20 лет назад таких неравных было в 10 раз меньше [37].

Значительно реже в рамках партнерской любви случаются браки, в которых состоя- тельная и/или успешная женщина отнюдь не юного возраста, выходит замуж за молодого, но еще не состоявшегося мужчину.

По мнению психолога Сергея Самыгина, распространение на любовь товарных от- ношений ведет к тому, что она воспринимается как «удовольствие от потребления», как полезная вещь. «Потребляется и поглощается все: зрелища, пища, напитки, сигареты, лек- ции, книги, картины, кинофильмы и люди – как вещи. Испытывая волнение и радость от красиво упакованных вещей, мужчина и женщина становятся вещами, добычей друг для друга. Поэтому требования, которые они предъявляют друг к другу при выборе, те же, что к вещам: привлекательность, товарный вид, функциональность, социальная значимость, до- ступность ("по одежке протягивай ножки"). В итоге человеческие отношения оказываются подчиненными тем же законам, что управляют рынком» [38].

Внебрачная любовь

Внебрачная любовь – любовные отношения между мужчиной и женщиной, возни- кающие вне формально зарегистрированного (социально одобряемого) брака. Выше уже говорилось, что брак – это исторически сложившиеся социально (юридиче- ски) регулируемые отношения между мужчинами и женщинами, устанавливающие их пра- ва и обязанности в семейной организации. Следовательно, в историческом плане само по- нятие «внебрачная любовь» появляется с возникновением брачных отношений и в своем первоначальном смысле означает несанкционированные браком любовные (сексуальные) отношения.

С возникновением моногамной семьи появляется более четкая правовая регламен- тация брачного и внебрачного состояния каждого из взаимно влюбленных. Становятся воз- можными различные варианты возникновения внебрачной любви, например, следующие:

Вариант 1. Женатый мужчина имеет незамужнюю любовницу. Это наиболее часто встречающийся вариант внебрачной любви. Существует масса исторических свидетельств, что почти каждый монарх в любой стране мира имел любовниц и внебрачных детей. Были случаи, когда любовницы монархов становились законными женами. Например, Княгиня Екатерина Михайловна Юрьевская, урожденная княжна Долгорукова, сначала много лет была любовницей, а затем стала морганатической3 женой императора Александра II.

От монархов не отставали в этом вопросе и другие представители высшего (и не толь- ко) сословия. В патриархальной России состоятельные люди кроме жены имели, так назы- ваемых, содержанок. В современном обществе наличие любовницы считается, чуть ли не обязательным атрибутом успешного мужчины.

Вариант 2. Замужняя женщина имеет холостого любовника. В патриархальном обще- стве женщина имеет меньше возможностей, чем мужчина на любовные чувства вне бра- ка. Последствия такой любви чаще всего бывают трагичными. Примером такой несчастной любви может служить любовь Анны Карениной к Вронскому из романа Л.Н. Толстого. Но, несмотря на возможность трагических последствий, куртуазная любовь, о которой говори- лось выше, это, как правило, любовь замужней Прекрасной Дамы к «бедному» рыцарю и наоборот. К этому же варианту можно отнести и романтическую любовь Петрарки к Лауре, и «детскую» романтическую любовь Данте к Беатриче.

В современном обществе женщины имеют равные с мужчинами права, поэтому иметь или не иметь им любовника – зависит он возникающей необходимости, желания и возмож- ностей.

Вариант 3. Состоящие в другом браке мужчина и женщина становятся любовниками. Такой вариант внебрачной любви возникает, когда у мужчины и женщины в официальном браке есть определенные проблемы. Под этот вариант подпадают и такие феномены как «курортный роман», «служебный роман» и другие виды внебрачной любви.

Кстати, в настоящее время в некоторых странах существуют наказания за супруже- скую измену. Так «в Турции за адюльтер могут посадить на 5 лет. В 10 штатах США за это можно получить штраф и даже попасть в тюрьму. В исламских странах за измену жестоко наказывают только женщин» [39]. Мужчина в исламских странах за сексуальные «престу- пления» может пострадать от рук родственников «жертвы», и это наказание, как правило, значительно серьёзней, чем уголовное преследование.

Вариант 4. Не состоящие в законном браке мужчина и женщина становятся любов- никами. В патриархальном обществе такая внебрачная любовь считается греховной. Она, как правило, имеет место в ситуациях, когда существующие обычаи или обстоятельства не позволяют влюбленным сочетаться законным браком. Например, известный политический деятель Афин (V век до н. э.) Перикл, после развода с законной женой, до конца своих дней сожительствовал с бывшей гетерой Аспазией, так как в силу правовых коллизий не мог уза- конить свои «любовные» отношения.

Екатерина II, уже будучи вдовой, в разное время имела любовников, с которыми не прочь была узаконить свои отношения, но не имела на то «законных оснований». В резуль- тате был найден компромисс – тайное венчание императрицы Екатерины II и её фаворита Григория Потёмкина. Вождь СССР Сталин, будучи в молодые годы в ссылках, имел неодно- кратные внебрачные связи и внебрачных детей.

Вариант 5. Живущие вместе мужчина и женщина осознанно не оформляют свои от- ношения законным браком.

В современном обществе внебрачные любовные отношения, сожительства без оформления брака и внебрачные дети стали обыденным явлением. Так в развитых стра- нах мира около 40 % детей рождаются вне брака [30 с. 47], а количество так называемых гражданских (официально не зарегистрированных) браков растет год от года. С Античных времен существует множество версий и идейно-теоретических обоснова- ний о том, что истинная любовь возможна только вне брака. Например, понятие и сущ- ность платонической любви не обуславливались браком. Свободная любовь, прежде всего, свободна от брачных уз. Греки, и римляне воспевали любовь не к своим женам, а только к гетерам. Куртуазная и романтическая любовь также не предполагает брака.

Современная молодежь также не всегда стремиться к заключению брака, обосновы- вая это тем, что он не совместим с настоящей любовью. И это мнение подтверждается дан- ными социологических исследований. Так, в ходе соцопроса, проведенного ВЦИОМ накану- не дня Святого Валентина (14 февраля), было выявлено, что максимум любви приходится на пары, когда мужчина и женщина живут вместе, не оформляя брака (в среднем 83 % влюбленных). Но суть проблемы состоит в том, что при совместной жизни без оформления брака влюбленных мужчин значительно больше, чем влюбленных женщин (96 % против 67 %). После оформления брака любовные чувства снижаются до 68 % [40]. Очевидно, и поэто- му с каждым годом растет число семейных пар, живущих без заключения официального брака.

Но можно привести немало исторических примеров и в пользу супружеской любви. Так, например, в 1801 г. граф Николай Шереметьев, пройдя через многие сложности, же- нился на бывшей крепостной актрисе Прасковьи Жемчуговой. Хотя вполне мог довольство- ваться тем, что она была его любовницей. Лев Толстой прожил в браке около 50-ти лет и до последних дней признавался своей жене в любви. В пользу супружеской любви говорит и тот факт, что русская традиция, в отличие от трагических повествований о внебрачной куртуазной и романтической любви Запада, соз- дала замечательную историю супружеской любви князя Петра и княгини Февронии из го- рода Мурома, которые жили вместе счастливо много лет, и умерли в один день. И в честь этой замечательной супружеской истории, 8 июля в России отмечается день покровителей семьи и любви – святых Петра и Февронии.

Продажная «любовь»

Проституцию принято называть одной из древнейших профес- сий и это вполне соотносится с реальностью. Ведь она возникает как таковая в период разделения труда и появления профессий. Одновременно с разделением труда, для того, чтобы обменивать товары, произведенные в различных сферах деятельности, появляются товарно-денежные отношения. Таким образом, возникают условия для превращения сек- суальных услуг в товар, который можно продать и купить, а сама проституция становится одним из видов профессиональной деятельности. В обществе появляется определенная со- циальная группа людей, прежде всего женщин, занимающихся этим видом деятельности на профессиональной основе.

О продаже сексуальных услуг упоминается в самых ранних посменных источниках, в том числе и в Библии. В древнем Египте (и не только) существовали публичные дома, вернее дома проституток. При этом проститутки пользовались обычными правами, но не пользовались уважением. О наличии прав у проституток свидетельствует, в частности, прит- ча про то, как царь Соломон делил ребенка между двумя матерями-проститутками, обе из которых претендовали на этого ребенка. Соломон предложил разрубить ребенка пополам, чтобы отдать каждой женщине по половине. Тогда одна из женщин, чтобы сохранить ре- бенку жизнь, отказалась от своей доли. В ней Соломон и признал настоящую мать и отдал ребенка ей.

Основной причиной занятия проституцией является нужда. Поэтому проститутками, в основном, становились девочки-сироты, молодые вдовы, чужестранки, не имевшие иных способов заработать на жизнь. Отец бедного семейства мог послать одну из дочерей на панель, чтобы улучшить экономическое положение всей семьи. По этому поводу существо- вали законы, запрещавшие родителям превращать свою дочь в блудницу: «Не оскверняй дочери своей, допуская ее до блуда» [41, с. 390]. С Античных времен известно о том, что существовали различные уровни предоставле- ния секс услуг и различные статусы проституток. Например, гетеры в Античной Греции или Древнем Риме могли сколотить себе немалое состояние на предоставлении сексуальных услуг представителям высшего слоя общества, в то время как уличная проститутка влачила жалкое существование. С развитием буржуазной товарно-денежной экономики во многих странах проституция становится легальным видом предпринимательства. Например, знаме- нитый «квартал красных фонарей» Амстердама известен с XIV в., а в XVII в. он уже представлял собой законно действующее предприятие [42].

Современная проституция имеет ту же природу, что и многие тысячелетия назад. Большинство проституток – жертвы обстоятельств. Классическим является вариант, когда молодая женщина из провинции приезжает в большой город для того чтобы поступить в вуз или устроится на работу. Но обстоятельства или ее личные качества не позволили ей осу- ществить свои планы. Возвращаться назад она не желает. Попав в безвыходную ситуацию, она вынуждена торговать своим телом. Но есть немало и таких, которые целенаправленно едут в мегаполис, чтобы подзаработать деньжат. Проблема проституции обостряется в условиях экономического кризиса. В России рост платной секс индустрии наблюдался в 1990-е г. При этом подавляющая часть женщин- проституток составляли гражданки Молдавии, Украины, Прибалтике и некоторых других стран, в которых жизненный уровень простых граждан оказался ниже российского. Так в 2001 г. в летнюю пору правоохранительные органы ежемесячно задерживали по 6,5–7 тыс. проституток, пятую часть из которых составляли москвички и жительницы Подмосковья [43].

В некоторых курортных странах проституция воспринимается как часть образа этой страны. Например, в Таиланде проституцией занимается 2 % всех женщин, несмотря на то, что официально (по закону) проституция в этой стране запрещена. В этой связи даже существует такое явление как секс-туризм, когда мужчины едут в определенную страну не столько за отдыхом, сколько за дешевыми секс услугами. Некоторые европейские жен- щины, в том числе и россиянки, с этой же целью едут на «отдых», например, в Турцию или Египет. Так, например, в 2005 г. из 4,5 млн выехавших по туристическим визам россиян, примерно 380 тыс. женщин выехали на морские курорты с целью секс-туризма [44].

Понятие «продажная любовь» применяется не только к проституции, но и к некото- рым видам брака, когда, например, молоденькую девушку родители в буквальном смысле «продают» богатому, но не желанному мужчине. Или сама девушка, в силу сложившихся об- стоятельств, вынуждена выйти замуж за такого мужчину, осознавая всю трагичность своего положения.

Так, например, главная героиня романа «Предательство», оказавшаяся в подобной ситуации, так оценила свой поступок: «Я дала своё согласие, хотя и чувствовала себя продажной девкой. Разница заключалась лишь в том, что проститутка продает себя как бы в розницу – разным мужчинам по чуть-чуть. Я же продавала себя оптом – всю и сразу» [45, с. 66].

Позитивная эротическая любовь

Позитивная эротическая любовь основывается на свободе индивидуального выбо- ра объекта любви. Это ее отличает от брачного (социального) детерминизма патриархаль- ной семьи и экономического детерминизма партнерской семьи. Объективными условиями для возникновения и развития позитивной эротической любви, как социального феномена, являются: демократическое общество-государство, обеспечивающее правовое равенство своих граждан, и социальное государство, гарантирующее относительную экономическую независимость людей.

Свободный индивидуальный выбор предполагает взаимное влечение влюбленных друг к другу и их стремление к созданию гармоничного союза двух сердец, двух тел и двух душ. Однако любовные отношения налагают на влюбленных дополнительные обязатель- ства, требуют отказа от многого того, что в прошлом было привычным и дорогим. Поэтому каждый влюбленный рискует попасть в чрезмерную зависимость от объекта своей любви, раствориться в нем и потерять собственное «Я». В обыденных суждениях многие люди говорят, что в супружеской жизни чаще встреча- ются ситуации, когда один из супругов любит другого, а другой лишь позволяет себя любить. Такая ситуация создает условия, в которых «любимый» доминирует над «влюбленным» и ис- пользует его искренние чувства в своих интересах, например, для самоутверждения.

Одностороннее самопожертвование «влюбленного» под напором навязываемых ему условий взаимности, может привести к тому, что он потеряет свою индивидуальность. За- жатый узкими рамками отношений навязанной взаимности, он лишается свободы творче- ства, свободы импровизации и саморазвития и, в конце концов, становится неинтересным для «любимого».

Любить – не значит отрекаться от себя или «жертвовать» собой ради любимого. Человек, не любящий себя, по мнению Э. Фромма, не способен любить и другого, что свой- ственно, прежде всего, эгоистичным людям. Такие люди стремятся компенсировать отсут- ствие способности любить мнимым бескорыстием, которое блокирует ответные чувства, не позволяя критически относиться к объекту любви [46, с. 190–191].

Когда в «любовных» отношениях один человек говорит другому, о том, что она (он) отдала ему лучшие годы, или что она (он) жила лишь для него, то в лучшем случае этот чело- век заблуждается, а в худшем – лжет, пытаясь скрыт отсутствие у него способности любить, хоть кого то. Односторонняя «жертвенность» в любовных отношениях лишь до определенного вре- мени может восприниматься любящим как доказательство бескорыстной любви. Но «жерт- ву» нельзя любить. Её можно либо жалеть, либо ненавидеть. Поэтому одностороннее кон- струирование «жертвы» рано или поздно приводит к взаимной неприязни и ненависти.

Любовь, конечно же, предполагает определенную жертвенность, но она (жертвен- ность) должна быть взаимной. Следовательно, взаимность должна проявляться и в таких чувствах как ответственность, уважение, желание, сострадание, создание условий для са- моразвития и самореализации любимого. Нередко у одного из «влюбленных» возникает желание «переделать», перевоспитать любимого человека по принципу – «стань таким, как я хочу». Но истинный объект любви ин- тересен тем, что обладает особыми свойствами и качествами, что он не похож на других, а для влюбленного он еще и уникален. Поэтому подавление «Я» другого, или доминирование над ним с целью «перевоспитания», к настоящей любви имеют косвенное отношение.

Взаимная любовь предполагает единение двух индивидуальностей с целью создания некоторого МЫ.

Но эти отношения не предполагают полного отождествления и слияния двух Я в единое МЫ. Каждый влюбленный должен сохранять свое Я во имя того кого любишь и стремишься к его совершенствованию и самореализации. Так, известным российским фигуристам Марии Петровой и Алексею Тихонову, являю- щихся уже много лет мужем и женой и проводящих вместе большую часть времени и на работе и дома, в одном из интервью был задан вопрос: «В чем же тогда секрет вашей уживчивости, если вы такие разные?» и получены следующие ответы: Мария: «У нас есть уважение к тому, что думает, чувствует, хочет сделать каждый из нас». Алексей: «Я вообще был против отношений в паре. На льду мы вместе, дома – вместе. Мне казалось, это чу- довищно. Но потом понял: когда твой любимый человек тебя не ограничивает, дает тебе личное пространство, вся чудовищность уходит. Наверное, поэтому мы до сих пор вместе» [47, с. 50].

Только сохраняя свое Я, влюбленный иметь возможность постоянно развиваться и от- крывать в себе другому еще нечто неизвестное и неожиданное. По настоящему любящие друг друга люди, даже прожив многие годы и десятилетия вместе, нередко говорят о том, что они постоянно открывают друг в друге какие-то новые «грани», новые «цвета» и «кра- ски». Поэтому в единении двух любящих Я, образовавших совместное МЫ, всегда должна существовать некая свободная зона – зона саморазвития, зона неопределенности, зона самореализации, зона совместных открытий, удивлений и восторга (рис.).

Процентное соотношение «зоны единения» МЫ и «зоны саморазвития» каждого Я в структуре взаимодействия влюбленных в каждом конкретном случае для каждой семейной (влюбленной) пары, очевидно, будит своим. Например, это соотношение может изменяться в различные периоды совместной жизни; конструироваться (складываться) в зависимости от различного типа семьи, различных способов и форм взаимоотношений и т.д.

Позитивной эротической любви должна быть свойственна не только внутренняя гар- мония во взаимодействии двух влюбленных, но и их гармония с окружающим миром. По мнению известного индийского поэта, писателя и общественного деятеля Рабиндрана- та Тагора (1861–1941), «Любовь… гармонична сама по себе и в то же время полностью гармонирует с окружающим миром» [48, с. 333]. Поэтому гармония во всем – идеальное состояние любви, которого трудно (или невозможно) достичь, но к которому необходимо стремиться.

ПРИМЕЧАНИЯ

  1. Куртуазный (от фр. courtois) – изыскано вежлевый, любезный; и от фр. court, «двор».
  2. Майорат – обычай, согласно которому старшему сыну принадлежит исключительное право на- следования имущества, а последующие дети вынуждены были самостоятельно решать свои жизненные проблемы.
  3. Морганатический брак – брака лица высокопоставленного с нижестоящею особою, при кото- ром ни жена императора, ни дети от нее не имели никаких прав на престол.
  4. Проституция в Таиланде. http://myasia.su/mestnyiy-byit/prostitutsiya-v-tailande/ (Дата обраще- ния: 14.03.2014).

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. См., напр.: Геродот. История, IV , 180 Л., 1972.
  2. Смелзер Н. Социология. М.: Феникс, 1994.
  3. Энгельс Ф. Происхождение семьи, частной собственности и государства. В связи с исследо- ваниями Льюиса Г. Моргана. М., Политиздат, 1975.
  4. Коллонтай А.М. Дорогу крылатому эросу! // Молодая гвардия. 1923. № 3. С. нач- конец
  5. Коллонтай А.М. Социальные основы женского вопроса. СПб., 1909.
  6. Коллонтай А.М. Новая мораль и рабочий класс. Пг., 1919.
  7. Черных А.И. «Крылатый эрос» и промфинплан // СОЦИС. 1993. № 8. С. нач– конец
  8. См.: Сартр Ж.-П., Симона де Бовуар. Аллюзия любви. М.: Алгоритм, 2008.
  9. Астафьев Я.У. Экономика любви: формирование гендерных стереотипов // СОЦИС. 2002. № 11 с. нач -конец статьи.
  10. Свод законов Российской империи. СПб., 1857-Т. X. Ч. I.
  11. Бердяев Н. Эрос и личность: Философия пола и любви. СПб.: Азбука, Азбука-Аттикус, 2014.
  12. Платон. Пир // Мир и эрос. Антология философских текстов о любви. М..: Политиздат, 1991.
  13. Соловьев В. Смысл любви / Русский эрос, или Философия любви в России. М.: Прогресс, 1991.
  14. Форсова В.В. Православные семейные ценности // СОЦИС. 1997. № 1. С. нач- конец.
  15. Фромм Э. Любовь к жизни. М.: Весь Мир, 2002.
  16. Бородай Ю.М. Эротика-смерть-табу: трагедия человеческого сознания. М., 1996.
  17. Библия для детей. М.: «ВОДОЛЕЙ», 1991.
  18. Бондаренко Л.Ю. Женщина в обществе: Традиции и перспективы. Томск. 1995.
  19. Розанов В. Концы и начала. «Божественное» и «демоническое». Боги и демоны / Руcкий эрос, или Философия любви в России. М.: Прогресс, 1991.
  20. Святитель Иоанн Златоуст о браке. URL : http://verapravoslavnaya.ru/?Ioann_Zlatoust_o_brake (Дата обращения: 29.12.2014).
  21. Варламова С.Н., Носкова А.В., Седова Н.Н. Брачный договор в России: от прошлого к будуще- му // СОЦИС. 2008. № 1. С. нач- конец статьи
  22. Творение иже во святых отца нашего И. Златоуста, Т. 11. М., 1901.
  23. Смолицкая О.В. Куртуазная любовь // Словарь средневековой культуры. М., 2003.
  24. Дугин А. Мы умрем в мире, где любви не будет. URL: http://maxpark.com/user/556697085/ content/847276 (Дата обращения: 17.12.2014).
  25. Джонс Р.А. Что такое любовь, что такое роман и какая разница между ними http://www.lyubi. ru/rl1.php (Дата обращения: 08.01.2014).
  26. Кретьен де Труа. Ивэйн, или Рыцарь со Львом // Библиотека Всемирной литературы. Серия первая. М., 1874. Т. 22.
  27. Голод С.И. Личная жизнь: любовь, отношения полов. Л.: Знание, 1990.
  28. Климова С.В. Социальный феномен любви // СОЦИС. 2009, № 9. С. 79–88.
  29. Рассел Б. Брак и мораль М.: Изд-во «Крафт+», 2004.
  30. См.: Аллан и Барбара Пиз Почему мужчины хотят секса, а женщины любви / ; пер. с англ. Т. Новиковой. М.: Эксмо, 2013.
  31. Гидденс Э. Трансформация интимности. СПб.: Питер, 2004.
  32. Элоиза. Из второго письма к Абеляру. / Мир и эрос. Антология философских текстов о любви. М.: Политиздат, 1991.
  33. История любовного чувства. URL: http://heatpsy.narod.ru/04/history.html (Дата обращения: 29.12.2014).
  34. Куттер П. О сущности понятий: влечение, чувство, аффект, страсть, эмоция. URL: http://www. psychol-ok.ru/lib/kutter_p/lnzr/lnzr_03.html (Дата обращения: 09.01.2014).
  35. Альберони Ф. Дружба и любовь / Пер. с итал. Общ. ред. А.В. Мудрина. М.: Прогресс, 1991.
  36. Экономический подход Гэри Беккера в человеческому поведению http://library.by/portalus/ modules/economics/referat_show_archives.php?archive=1257192375&id=1103640797&sta rt_from=&subaction=showfull&ucat=19 (Дата обращения: 27.12.2014).
  37. Почему девушки выходят замуж за пожилых мужчин? URL: http://subscribe.ru/archive/home. woman.rea/201002/11172849.html/ (Дата обращения: 15.02.2015).
  38. Самыгин С. Любовь глазами мужчин. http://www.victoria.lviv.ua/html/interesno/samygin.htm (Дата обращения: 10.04.2015).
  39. Гриднева А. Изменил жене – пошел под суд // Аргументы и факты, 2015. № 10.
  40. Голова А. Россия – страна влюбленных // Новая газета, 2003. № 11
  41. Аккерман Д. Любовь в истории / Пер. с англ. Е. Бабаевой. Ларю Дж. Секс в Библии / Пер. с англ. А. Блейз. М.: КРОН-ПРЕСС. 1995.
  42. Факты, история о сексе в разных странах Мира. URL: http://wind-travels.com/topic/2635- fakty-istoriia-o-sekse-v-raznykh-stranakh-mira/ Дата обращения
  43. Гриднева М. Там, за путанами… // Моск. комсом., 2001 от 27 июля.
  44. Северов А. Россиянки ударились в секс-туризм по необходимости / Моск. комсом., 2006 от 9 июня.
  45. Козырев Г.И. Предательство. Социально-психологический роман. М.: Экслибрис-Пресс, 2012.
  46. Фромм Э. Человек для себя. М.: Астрель, 2012.
  47. Оберемко В. Фрекен Бок и Малыш // Аргументы и факты, 2014. № 47.
  48. Рабиндранат Тагор. Прекрасное // Мир и эрос. Антология философских текстов о любви. М.: Политиздат, 1991.

 

Смотрите также:





 
01   НОВОСТИ
02   БИОГРАФИЯ
03   НАУКА
04   ПУБЛИЦИСТИКА new
05   ОТКРЫТЫЙ ЭФИР new
06   ЛИРИКА
07   КНИГИ
08   СТУДЕНТАМ
09   ВИДЕО
10   ГОСТЕВАЯ
11   КОНТАКТЫ
12   ENGLISH new

При использовании материалов с сайта
ссылка на автора обязательна!