Технология доминирования через призму трансакционного анализа

(Статья опубликована в журнале СОТИС (Социальные технологии, исследования) № 1, 2015, с. 95-103. При использовании материалов статьи, ссылка на первоисточник обязательна)

Аннотация.
В статье предпринята попытка анализа некоторых из применяемых в международных отношениях технологий доминирования. Для чего, в частности, были использованы метод трансакционного анализа, теория конструктивизма и конфликтологическая парадигма.

Понятие и суть трансакционального анализа

Трансакцией в некоторых направлениях психологии обозначается единица взаимодействия между двумя индивидами, которая не только «фиксирует» коммуникативный акт, но и позволяет определить позицию каждого субъекта взаимодействия по отношению друг к другу. Трансакционный анализ также позволяет проследить процесса взаимодействия субъектов в динамике. Такие свойства трансакционного анализа можно использовать не только для исследования взаимодействия между двумя и более индивидами, но и для анализа политических взаимоотношений между субъектами международной политики. Например, между США и Россией, между Евросоюзом и США, между Россией и Евросоюзом и др. Кроме того, анализ целенаправленного конструирования различных вариантов трансакции позволяет выявлять механизмы политического доминирования в международных отношениях.

Основные положения теории трансакционного анализа были разработаны американским психотерапевтом Эриком Берном [1].

Суть этой теории состоит в том, что человек в различных ситуациях взаимодействия может вести себя тремя основными способами: по-детски, по-взрослому и по-родительски. Позиция «Родитель» проявляется в таких действиях как контроль, запреты, санкции, забота, защита. Следовательно, Родитель может быть как 1) «заботливым», так и 2) «строгим - контролирующим». «Ребенок» тоже может проявляться в двух основных состояниях: 1) «послушный» и 2) «бунтующий». А для «Взрослого» характерными являются такие состояния как рациональность, компетентность, справедливость, независимость.

В ходе взаимодействия, в зависимости от складывающихся обстоятельств, субъекты могут менять свои позиции-состояния и «переключаться» на другие. Кроме того, они могут одновременно проявляться в нескольких состояниях [2]. Например, в производственной организации руководитель среднего звена во взаимодействии с руководителем высшего звена может позиционировать себя как «Ребенок». Но в отношении со своими подчиненными он будет стремиться быть «Взрослым» или «Родителем». Так и в международных отношениях, одна и та же страна в одной трансакции может позиционировать себя как «Ребенок», а в другой – как «Взрослый» или «Родитель».

В трансакции каждый субъект взаимодействия стремится занять для себя более выгодную позицию. И если другой субъект не согласен с «отведенной» ему позицией, то между субъектами возможен конфликт. Некоторые из возможных вариантов (моделей) трансакции представлены на рисунке 1.

 

Объективно конфликтными на рисунке 1 являются варианты взаимодействия с пересекающимися трансакциями («а», «б» и «в»). Например, в комбинации «в» один из субъектов взаимодействия навязывает другому свое доминирующее положение «родителя», в то время как другой стремиться наладить равноправный диалог. В этой модели взаимодействия позиция «Родитель» является более выгодной чем позиция «Взрослый», так как последний только пытается восстановить равноправие, а «Родитель» всегда стремится говорить с позиции силы, опыта, знания, авторитета и т.п. Окружающие конфликтующих субъекты также в большей степени способствуют деятельности «родителя», нежели пытающемуся доказать свою состоятельность «взрослому».

В комбинации «а» один из субъектов взаимодействия позиционирует себя в качестве «Ребенка», а другой стремиться к равноправному диалогу с позиции «Взрослого». В этой ситуации «Ребенок» может выклянчить себе дополнительные преференции. Например, такая конфликтная модель взаимодействия не раз возникала между Россией и Украиной (и не только) по поводу цены за поставляемый Россией газ. Россия в позиции «Взрослого» требовала вовремя платить за поставляемый газ, а Украина, ссылаясь на различные обстоятельства, пыталась не платить реальную цену и в нужные сроки.

В комбинации «г» один из субъектов взаимодействия явно доминирует над другим или занимает позицию покровителя, а другой субъект довольствуется ролью «послушного ребенка». Например, возникшие взаимоотношения между США и Украиной после насильственного свержения президента Виктора Януковича. В этой комбинации конфликты не возникают по причине того, что оба субъекта принимают свои позиции как должное.

Наиболее продуктивной во взаимодействии субъектов является позиция «д» («Взрослый» - «Взрослый»). Это общение равноправных субъектов взаимодействия не ущемляющих достоинство друг друга. Но и другие возможные равные позиции («Родитель» - «Родитель», «Ребенок» - «Ребенок») также являются объективно не конфликтными [3].

Межсубъектная трансакция в публичной политике

В конфликтном взаимодействии сторон возможен также вариант трансакции «б», когда обе стороны пытаются говорить с позиции «Родителя», отводя оппоненту роль «Ребенка». Это наиболее конфликтный вариант взаимодействия, так как каждая из сторон пытается демонстрировать другой стороне и окружающим уверенность в своей правоте, силе, знании, опыте и т.д. Такая модель коммуникации в наибольшей мере соответствовала конфронтации между СССР и США в период холодной войны. В публичной политике межсубъектная трансакция одновременно приобретает характер массовой коммуникации, так как в своих действиях каждый субъект взаимодействия рассчитывает на определенную реакцию мировой общественности. Кроме того, именно мировая общественность в лице наиболее влиятельных стран и международных институтов своими оценками и действиями способна поддержать (утвердить) или отвергнуть ту или иную позицию, на которую претендуют конфликтующие стороны.

Например, путем одобрения (наложения) каких-либо санкций на одну из сторон Совет Безопасности ООН, по сути, закрепляет за этой стороной положение провинившегося «Ребенка». В сложившейся ситуации «провинившаяся» сторона попадает в весьма сложное положение, в котором возможны следующие варианты действий:

  1. Согласится с предъявляемыми обвинениями и поступится своими интересами, то есть согласиться с ролью уже «послушного ребенка» и тогда конфликт будет исчерпан.
  2. Решительно отстаивать свои интересы с позиции «Взрослого», а при благоприятных обстоятельствах, даже с позиции «Родителя». Но в этом случае велика вероятность эскалации конфликта.
  3. Использовать имеющиеся информационные ресурсы и возможности применения «мягкой силы», для разъяснения своей позиции по спорным проблемам и разоблачения надуманных и ложных обвинений, а также для формирования благоприятного для себя общественного мнения.
  4. Комбинированный вариант, когда по определенным принципиальным вопросам обвиняемая сторона действует в соответствии с вариантом 2, а по другим - в соответствии с вариантом 3. Такого комбинированного варианта защиты своих интересов, в основном, придерживалась Россия на протяжении всего 2014 года.

Выбор того или иного варианта трансакции зависит, прежде всего, от соотношения сил взаимодействующих (конфликтующих) сторон. Например, эффективно отстаивать свои интересы с позиции «Взрослого» и «Родителя» может сторона, обладающая достаточным для этого экономическим, военным, политическим и иным капиталом. Так в период существования СССР (до середины 80-х годов XX в.), две великие державы СССР и США, обладая примерно равными военными потенциалами и значительной поддержкой определенной части мирового сообщества, нередко позиционировали себя по отношению друг к другу как «Родитель» - «Ребенок». Каждая из противоборствующих сторон пыталась навязать другой и всему миру свой образ жизни, свою идеологию, свое право определять перспективы развития всего человечества (варианта трансакции «б»).

Но уже в период правления перового и последнего президента СССР М. Горбачева (1985-1991 гг.) США стремились навязать нам вариант трансакции «г» и это им во многом удалось. Так, М. Горбачев без каких-либо предварительных условий уступил США морские территории с рыбными богатствами на восточной окраине государства и дал «добро» на уничтожение новейшего (лучшего в мире) ракетного комплекса средней дальности «Ока». Затем М. Горбачев дал «добро» на безусловный вывод наших войск с территории стран Восточной Европы и практически бесплатную передачу в распоряжение НАТО многих объектов гражданской и военной инфраструктуры [4]. А после распада СССР, в период правления президента РФ Б. Ельцина (1991-1999 гг.), во взаимодействии США и России окончательно утвердился вариант трансакции «г», в котором роль «Родителя» отводилась США и их союзникам, а роль «Ребенка» России. Итог такого взаимодействия для России был весьма печален.

Первая демонстративная попытка изменения уже устоявшейся модели взаимоотношений между США и их союзниками, с одной стороны, и Россией, с другой была предпринята в 2007 году, когда в своей мюнхенской речи В. Путин заявил, что Россия, не претендуя на свою исключительность, желает иметь равные права со всеми субъектами международных отношений. США и их союзниками восприняли эту речь как вызов «бунтующего ребенка». Но уже в 2008 году во время грузино-южноосетинского конфликта Россия на практике доказала, что она готова силой оружия отстаивать свои интересы. Еще больше авторитет России, как самостоятельного субъекта международных отношений, укрепился в ходе начавшегося в 2011 году конфликта в Сирии, когда России удалось предотвратить прямое вмешательство войск НАТО в конфликт. Таким образом, Россия заставила США и их союзников признать в ней «Взрослого» и говорить на равных (вариант трансакции «д»).

Но такой вариант трансакции не устраивал, прежде всего, США, которые с любым оппонентом стремятся говорить с позиции «Родитель», отводя оппоненту роль «Ребенка». Если же оппонент в чем-то не соглашается с таким «покровительством» и пытается отстаивать свои интересы с позиции «Взрослого», то его за это стремятся наказать, например, путем наложения определенных санкций или открытой военной агрессией.

Применить в отношении России прямую военную агрессию США не могут, в виду наличия у неё второго в мире по мощности ядерного потенциала. Поэтому был выбран вариант «косвенной агрессии», путем дестабилизации отношений на Украине и наложения на Россию различных санкций, якобы за то, что она несет ответственность за события в соседней стране. В результате был нанесен существенный удар по нашим длительное время складывавшимся экономическим и другим отношениям с Украиной и со странами Европейского союза. В итоге в абсолютном выигрыше оказались только США.

Отношениям, сложившимся к ноябрю 2013 года между США и Евросоюзом, с одной стороны и Украиной с другой, в наибольшей степени соответствовала модель трансакции «г», в которой роль «Родителя» играли представители США и Евросоюза, а роль «Ребенка» - Янукович и его команда. В этот период многочисленные эмиссары Евросоюза, постоянно «гостившие» в Киеве, уговаривали Януковича подписать соглашение о вступлении Украины в Евросоюз и почти достигли желаемого. Но за неделю до намеченного на 29 ноября 2013 года события, Янукович решил отложить дату подписания, ссылаясь на то, что многие пункты соглашения ставят Украинскую экономику в невыгодные условия.

Своим неожиданным для сторонников евроинтеграции как в самой Украине, так и во вне действием Янукович переменил модель трансакции с варианта «г» на вариант «в». То есть, «Ребенок» взбунтовался и попытался занять позицию «Взрослого». Но «Родители» - США и Евросоюз – решили наказать «непослушное дитя» и всячески стимулировали возникновение и развитие «евромайдана». Они взяли под свое покровительство оппозиционные Януковичу силы и способствовали их приходу к власти путем государственного переворота. Таким образом, США и Евросоюз восстановили модель трансакции «г», а несогласный с их действиями Янукович вынужден был бежать из страны.

Пришедший к власти в Киеве режим с первых дней заявил о своей антирусской, антироссийской и профашистской направленности. Первыми его указами были: запрет русского языка на всей территории Украины, и отмена указов о запрете пропаганды нацизма. То есть, по отношению к русскоговорящим регионам киевский режим повел себя как «Родитель» по отношению к «Ребенку», при этом оставаясь «Ребенком» по отношению к США и их союзникам. Сложившаяся система трансакций напоминает бытовую ситуацию, в которой под присмотром и при науськивании взрослого дяди распоясавшийся малолетний хулиган избивает своего сверстника.

Но многие южные и юго-восточные регионы Украины с таким положением дел не согласились и выступили на защиту своих законных прав. Они, прежде всего, пытались наладить с Киевом равноправный диалог о дальнейшем государственном устройстве страны, но киевский режим, опираясь на поддержку своих наставников и покровителей, решил подавить всякое инакомыслие силой. В результате между киевским режимом и некоторыми юго-восточными регионами возникло конфликтное взаимодействие, характерное для варианта трансакции «в».

После проведенного в Крыму 16-го марта 2014 года референдума, он вышел из состава Украины и возвратился под юрисдикцию России, а Луганская и Донецкая области стали еще настойчивее добиваться своего права на самоопределение. Очевидно западные стратеги, разрабатывавшие сценарий «евромайдана», не предполагали такого развития событий. Поэтому они во всех своих неудачах обвинили Россию, пытаясь диктовать ей свои условия выхода из сложившейся ситуации (варианта трансакции «в»). Мировое сообщество в своем большинстве поддержало позицию США и Евросоюза и этим, по сути, поддержало и поощрило националистическую, антирусскую деятельность киевского режима.

Этот десятилетиями эффективно действующий механизм «покровительства» и «наказания» опирается не только на экономическую и военную мощь США и их союзников, но и на методологически обоснованную и практически отработанную технологию доминирования.

Способы реализации технологий доминирования

Рассмотрим некоторые наиболее явные и действенные приемы (способы реализации) этой технологии:

1. Всегда иметь в своем арсенале явные или неявные причины и предлоги для обвинения своего оппонента (противника) в каких-то грехах. Например, во времена холодной войны США очень были «озабочены» нарушением прав человека в СССР. В настоящее время такую «озабоченность» у США и их союзников периодически вызывают «проблемы демократии» в России, нарушения прав сексуальных меньшинств и другие реальные и вымышленные проблемы. И эта «озабоченность» вдруг актуализируется в ситуации, когда для решения каких-то реальных проблем необходимо оказать на СССР или Россию (и не только) определенное давление.

Моя более чем двадцатилетняя практика проведения интерактивных ролевых игр свидетельствует о том, что если в ходе игры одна из сторон стремится занять доминирующее положение, то одним из действенных способов достижения этой цели является обвинение в чем-то другой стороны. И если даже эти обвинения не будут иметь никакого отношения к существу обсуждаемой сторонами проблемы, обвиняемая сторона попадает в невыгодное для себя положение «Ребенка», так как ей приходится в чем-то оправдываться, или отвергать обвинения. А обвиняющая сторона, хотя бы на небольшой период времени оказывается в более выгодном положении «Родителя».

Чтобы противостоять такой нечистоплотной игре, необходимо иметь в запасе (на всякий случай) свои «обвинения», которые всегда можно найти. Например, во времена холодной войны (60-е годы XX в.) в ответ на какие-либо обвинения со стороны США, СССР мог ответить, что в самих США «куклусклановцы линчуют негров». Грубо, бестактно, но действенно, так как в те времена проблема расовой дискриминации в США имела место. В настоящее время в США существует проблема соблюдения прав коренных жителей континента – индейцев, проблема тюрьмы Гуантанамо, где без суда и следствия томятся сотни заключенных, желание некоторых штатов отделиться от США и другие проблемы. Почему бы в «нужный момент» нам не выразить свою «озабоченность» этими и другими проблемами, предварительно обсудив их в нашем Парламенте, как это обычно делают США с чужими проблемами.

2. Оперативность предъявления обвинений. Кто первым начинает в чем-то обвинять противостоящую сторону, тот, по сути, первым заявляет о своей претензии на позицию «родителя». Это очень важно в тактическом плане. Потом, в ходе развития событий обвиненная сторона, возможно, докажет абсурдность этих обвинений, но это произойдет позже, когда первая эмоционально насыщенная волна негодований обрушится на обвиненную сторону. Потом факты расставят все на свои места, но эмоции останутся, порождая сомнения и формируя стереотипы о том, что обвиненная сторона все же склонна к неправедным поступкам. По мнению У. Липпмана, в ходе формирования общественного мнения, поблекшие образы замещаются другими образами, а эмоции сохраняются [5]. Поэтому постоянные упреждающие обвинения, даже если они ложные, в конце концов, через эмоции сформируют в общественном сознании «нужные» стереотипы.

В качестве примера оперативности предъявления обвинений со стороны США в адрес России, можно привести следующее: 10 апреля 2014 года Путин направил письмо лидерам 18 европейских стран, получающих российский газ транзитом через Украину, в котором предложил обсудить возможные варианты погашения Украиной образовавшейся задолженности за уже полученный от России газ. Но первым, кто откликнулся на это письмо, был Госдепартамент США, которому никто никаких писем не посылал. Но реакция Госдепа была молниеносная. Уже на следующее утро была созвана пресс конференция, на которой представитель Госдепа заявил о том, что Россия пытается шантажировать потребителей своего газа.

3. Наложение санкций. Желательно чтобы действие санкций никогда не прекращались. И если «провинившейся» стороне удается снять какие-то санкции, то необходимо срочно ввести какие-либо другие санкции. Таким образом строгий «Родитель» имеет возможность в любой момент времени наказывать «бунтующего ребенка», у которого на этом основании, помимо его воли, на подсознательном уровне возникает чувство вины. И вся мировая общественность это видит и, возможно, кто-то сочувствует или возмущается такой несправедливости, но искусственно созданная трансакция «строгий родитель» - «провинившийся ребенок» остается и закрепляется в общественном мнении.

Так, например, еще в 1974 году Конгресс США принял так называемую «Поправку Джексона — Вэника», ограничивающую торговлю со странами, препятствующими эмиграции, а также нарушающими другие права человека. Под этими «странами», прежде всего, подразумевался Советский Союз. С вступлением России во Всемирную торговую организацию (ВТО) в 2012 году данный «закон» утратил свою эффективность и был отменен. Но отмена одного «наказания» сразу, же была компенсирована другим – «Законом Магнитского». Далее последовали новые санкции, обусловленные событиями на Украине.

4. Любыми способами находить себе союзников-судей, соучастников и слушателей-зрителей для публичного поощрения «послушного ребенка» и публичной порки «провинившегося ребенка». Это необходимо, в том числе, для утверждения (самоутверждения) статуса «Родителя», имеющего право поощрять и наказывать. Например, можно вспомнить, насколько активно вели себя представители США и их европейские союзники в период свержения режима президента Януковича на Украине. В этот период, как в самом Киеве, так и на других информационных площадках ежедневно организовывались различные пресс-конференции, «круглые столы» и пр., на которых делались громкие заявления о том, что «народ» Украины имеет право на борьбу с антинародным режимом, а президент Янукович не должен применять силу для защиты конституционного порядка.

5. Оперативно создавать в медиапространстве необходимые образы и картины мира. С этой целью широко используются такие способы ведения информационной войны как:

  • целенаправленное информационное (пропагандистское) воздействие на массовое сознание противостоящей стороны с целью формирования определенных ценностей, критериев оценки прошлого и настоящего, определенного общественного мнения по конкретным событиям и фактам;
  • несанкционированный доступ к информационным ресурсам противостоящей стороны, с целью обеспечения себе высокого уровня информированности о возможных и реальных действиях противника, а также для ведения пропаганды в стане противника;
  • блокировка и/или выведение из строя электронных средств информации и системы управления противника (информационный терроризм), и/или осуществление контроля над его структурами связи, информации и управления;
  • всесторонняя защита своего информационного пространства от проникновения враждебной информации (пропаганды), даже если эта информация является безупречной с точки зрения истины. Для этой цели в стране (группе стран), как правило, устанавливается жесткий контроль со стороны правительства над всеми средствами массовой коммуникации;
  • целенаправленное комплексное информационное (пропагандистское) воздействие на мировое общественное мнение с целью конструирования в нем определенной социальной (виртуальной) реальности, которая будет способствовать достижению целей актора, конструирующего эту «реальность» [6]. В качестве примера такого «целенаправленного и комплексного пропагандистского воздействия» с целью конструирования из Президента РФ образа врага, можно привести следующие факты:
  • 6-го марта 2014 года сенатор-республиканец США Джон Маккейн и сенатор-демократ США Хилари Клинтон в разных интервью сравнили Владимира Путина с Гитлером.
  • 21 марта 2014 года на сайте самой массовой в Эстонии газеты Postimees появилась статья, в которой на основании вырванных из контекста фраз из речи Путина, которую он произнес 18 марта 2014 года, его сравнивают с Гитлером.
  • 22 марта 2014 года такое же сравнение с подобными же аргументами прозвучало из уст журналистки Юлии Латыниной в вечерней передаче на радиостанции «Эхо Москвы».
  • В то же день, после публикации статьи в Postimees в социальных сетях появились многочисленные «перепосты» [7]. Описанные выше способы ведения информационной войны широко применяются США и их европейскими партнерами в ходе освещения событий на Украине. Кроме того, киевский режим объявил открытую охоту на российских журналистов, пытающихся донести правду о событиях, происходящих на Юго-востоке этой страны. В результате чего несколько журналистов были убиты украинскими войсками, многие подверглись арестам и пыткам, другим киевский режим запретил въезд на территорию Украины. Комплексное представление об основных трансакциях, объективно возникающих, и целенаправленно конструируемых вокруг событий на Украине, может дать конфликтологический анализ складывающейся ситуации. Реальная конфликтная ситуация после свержения законно избранного президента Януковича выглядит следующим образом: (рис. 2).

Конфликтологический анализ событий на Украине

 

Как следует из рисунка 2, противоборствующими и противостоящими друг другу сторонами конфликта являются:

  • противоборствующая сторона 1 – режим президента Порошенко, со всеми поддерживающими его незаконными вооруженными формированиями (Правый сектор, Национальная гвардия, отряды олигарха Коломойского и др.);
  • противоборствующая сторона 2 – вооруженные отряды самообороны Юго-восток (Новороссии).
  • косвенная сторона 1 - спровоцировавшие этот конфликт и поддерживающие режим президента Порошенко, США и их союзники;
  • косвенная сторона 2 - поддерживающая оппозиционный Юго-восток, ставший жертвой агрессии со стороны киевского режима, Россия.

Жертвой в этом конфликте являются мирные жители Юго-востока Украины, которых сжигают заживо, как в Одессе, бомбят и убивают, как в Славянске и других городах и селах Луганской и Донецкой областях, а также мирные жители остальной Украины, испытывающие тяготы и лишения военного времени. Но такая конфликтная ситуация не устраивала США и их союзников. Поэтому они стремились (стремятся) навязать мировому общественному мнению искаженную «картину» украинского конфликта, в котором главным агрессором является Россия.

Конструируя ложные образы в конфликтной ситуации на Украине, США и их союзники преследует следующие тактические цели:

  1. Обвинить Россию в провоцировании и стимулировании конфликта на Украине и принудить ее к непосредственным переговорам с киевским режимом в статусе конфликтующей стороны.
  2. Представить оппозиционный Юго-восток (Новороссию) в качестве сепаратистов и террористов, лишить их права субъектности и исключить из переговорного процесса.
  3. Незамечать преступлений в отношении мирных жителей Юго-востока (и не только), совершаемых киевским режимом и многочисленными вооруженными формированиями националистического толка, поддерживающими этот режим.

Стратегической же целью США является политическая и экономическая дестабилизация России, и смена ее политического режима на более лояльный в отношении Соединенных Штатов режим.

Основным способом борьбы против технологии доминирования и конструирования ложных образов, является своевременная и достоверная информация. Но в условия тотальной информационной войны и существенного экономического и технологического превосходства Запада, России сложно доносить правду до мировой общественности, но делать это необходимо.

Настойчивость и последовательность в этом деле, пусть не сразу, но приносят свои плоды. Так, например, Президент РФ Владимир Путин в своих публичных выступлениях неоднократно заявлял о том, что Россия не является стороной конфликта, имеющего место на Украине и о том, что переговоры о прекращении кровопролития киевскому режиму необходимо вести не с Москвой, а с представителями Юго-востока. В конце концов, мирные инициативы Путина способствовали возникновению переговорного процесса между представителями Новороссии и представителями киевского режима и заключению 5 сентября 2014 года временного перемирия между конфликтующими сторонами.

Огромное значение для разоблачения ложных наветов на нашу страну и конструирования невыгодных нам трансакций имеет первый англоязычный информационный круглосуточный телеканал Russia Today, вещающий из России по всему миру на английском, арабском и испанском языках. Эффективность работы этого источника альтернативной официальной пропаганде Западных СМИ была отмечена даже одним из высокопоставленных политиков США. Так, выступая 25 апреля 2014 года в Вашингтоне на пресс-конференции по вопросам украинского кризиса госсекретарь США Джон Керри назвал RT «рупором пропаганды», добавив, что всё своё время канал занимается «пропагандой и искажением фактов о том, что происходит или не происходит на Украине». В ответ на такие выпады, главный редактор RT Маргарита Симоньян в своём аккаунте в Twitter попросила Джон Керри указать конкретные примеры, где RT исказил факты, и в случае их отсутствия, принести публичные извинения [8]. Однако, высокопоставленный «разоблачитель» телеканал Russia Today предпочел благоразумно промолчать.

Приведенный пример с RT свидетельствует о том, что даже сравнительно «слабый» источник иного мнения доставляет немало проблем господствующей в информационном поле точки зрения. Но пока Россия отстает от США и их союзников в оперативности и в широте охвата мирового информационного пространства, так необходимых для отстаивания своих позиций и интересов.

Причины наших неудач видятся и в том, что российская экономика во многом зависит от Западных технологий и инвестиций, и мы порой вынуждены не делать слишком «громких» заявлений и не предпринимать решительных действий в ответ на очередной пакет санкций в отношении России. США же, используя свой экономический и военный потенциал, могут оказывать непосредственное воздействие на значительное количество прямо или косвенно зависимых от их «доброй воли» стран для формирования «нужного» им общественного мнения. Так, выступая в октябре 2014 года перед студентами и преподавателями в Гарвардском университете, вице-президента США Джозеф Байден признался, что страны Евросоюза были вынуждены принять санкции против России под сильным давлением Вашингтона [9].

Выход из такого зависимого положения видится, прежде всего, в реальных экономических реформах и модернизации страны, а также в освоении и более эффективном использовании современных технологий трансакционального взаимодействия. «Взрослый» должен иметь не только силу и средства, чтобы отстаивать свои права и «платить по счетам», но и правильно позиционировать себя в тех или иных проблемных ситуациях.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Эрик Б. Игры, в которые играют люди. Люди, которые играют в игры. СПб. : Лениздат, 1992.
  2. Психология. Словарь / Под общ. Ред. А.В. Петровского, М.Г. Ярошевского. – 2-е изд. М.: Политиздат, 1990. С. 406.
  3. См.: Козырев Г.И. Конфликтология: учебник / Г.И. Козырев. – М.: ИД «ФОРУМ»: ИНФРА-М, 2014. С. 87.
  4. См.: Уткин А.И. Измена генсека. Бегство из Европы. М.: Эксмо: Алгоритм, 2009.
  5. Липпман У. Общественное мнение /пер. с англ. Т. В. Барчунова, под ред. К. А. Левинсон, К. В. Петренко. М.: Институт Фонда «Общественное мнение», 2004. С.202.
  6. См.; Козырев Г.И. Социология общественного мнения: учебное пособие. М.: ИД – «ФОРУМ». М., 2014. С. 145.
  7. Голубев А. Кто побеждает в войнах нового поколения // Знание – власть! № 15 (648), апрель, 2014 г. С. 1.
  8. https://ru.wikipedia.org/wiki/RT (дата обращения: 21.10.2014).
  9. США признали, что оказывали давление на страны ЕС в вопросе санкций против России http://www.1tv.ru/news/world/268966 (дата обращения: 07.01.2015).

 

Смотрите также:





 
01   НОВОСТИ
02   БИОГРАФИЯ
03   НАУКА
04   ПУБЛИЦИСТИКА new
05   ОТКРЫТЫЙ ЭФИР new
06   ЛИРИКА
07   КНИГИ
08   СТУДЕНТАМ
09   ВИДЕО
10   ГОСТЕВАЯ
11   КОНТАКТЫ
12   ENGLISH new

При использовании материалов с сайта
ссылка на автора обязательна!