Пропавший

Пропавший

Не делай людям добра – не получишь зла
Пословица

Мой друг Алексей (имя изменено) много лет назад из далекой глубинки, отслужив в Советской армии, приехал в Москву работать и учиться. Проработав лет десять бульдозеристом в одной из строительных организаций, он получил московскую прописку, потом комнату в коммуналке, а потом уже и квартиру. За это время он сумел поступить в институт и успешно его окончить. А жена родила ему двух сыновей.

По своей натуре он добрый и отзывчивый человек, поэтому, когда проживал ещё в общежитии, то в его небольшой комнатке нередко можно было застать приехавших в Москву по делам близких и дальних родственников или просто земляков из его родового села. А когда Алексей получил квартиру, то поток званных и не очень «гостей» существенно увеличился.

В период описываемого события Алексей остепенился: работая преподавателем в вузе, защитил кандидатскую диссертацию, недалеко от Москвы построил дачу. Да и сыновья были уже почти взрослыми. А в стране в это время продолжали развиваться рыночные отношения и воровская демократия. Закрывались научно-исследовательские институты, приватизировались и разворовывались промышленные предприятия, растаскивались и разорялись колхозы.

Однажды, будучи в отпуске в своем родовом селе, Алексей зашел в гости к своему дяде Степану (имя изменено). Жена Степана накрыла стол, за которым собрались ближайшие родственники и в их числе сын Степана Кирилл (имя изменено). В разгар застолья дядя стал жаловаться Алексею, что колхоз развалился, и работать стало негде.

– Мы то, с женой на пенсии – как-нибудь проживем. Да и много ли нам старикам надо. А вот у сына Кирилла на иждивении жена и двое детей-школьников. Им то, как быть? И ведь парень то работящий, и руки у него золотые, а здесь он никому не нужен. Может ты, Алексей, там у себя в Москве его где-нибудь бы пристроил, хоть на временную работу. А то вед ему детей в школу собрать – денег нет. И взять их здесь у нас неоткуда.

Кирилл еще до призыва в Армию окончил ПТУ (профессиональное техническое училище) и неплохо владел профессией сварщика. Да и вообще был парень работящий, но, как говорят в народе – не любящий выпить. Особенно этим делом (выпивкой) он грешил в последнее время, когда оказался без работы.

Алексей пообещал своему дяде и двоюродному братишке Кириллу, что по возможности постарается им помочь. И сразу же по возвращении в Москву стал наводить справки о возможных вакансиях. Один из давних коллег Алексея, с которым он работал еще в строительной организации, сказал, что он в настоящее время руководит прокладкой газопровода в Московской области и может устроить парня временно на должность электросварщика. Главное, чтобы протеже Алексея был надежным работником.

И все, вроде бы, устроилось как нельзя лучше. Кирилл, со слов руководителя, с первых дней зарекомендовал себя как ответственный работник и хороший профессионал. Место, где проводилась прокладка газопровода, находилось невдалеке от садового товарищества, в котором у Алексея была дача, и Кирилл свои выходные дни проводил на даче. Алексей выдал ему запасной комплект ключей, чтобы в отсутствии хозяина у Кирилла не возникало проблем с посещением дачи.

Но вдруг, примерно через месяц после устройства на работу и сразу же, после получения зарплаты, Кирилл пропал. Алексей узнал об этом от руководителя работами, который позвонил и спросил, почему Кирилл уже третий день не выходит на работу.

Алексей, зная о пагубной привычке двоюродного братишки, решил, что Кирилл, получив получку, запил и отлёживается на даче. В тот же вечер, после работы он поехал на дачу, но Кирилла там не застал. Тогда он позвонил в свое родовое село, но и там никто не знал о местонахождении Кирилла. Алексей решил, что Кирилл либо находиться где-то в дороге, либо «застрял» у каких-то собутыльников и когда он пропьется – объявится. В общем, он решил, что надо подождать.

Но и еще через три дня и через неделю Кирилл не объявился и следов его пребывания где-либо, обнаружить не удалось. Взволнованные случившимся, жена и отец Кирилла стали ежедневно, а то и по нескольку раз в день звонить Алексею и спрашивать его – не появилась ли какая-либо новая информации о пропавшем. К звонкам близких родственников добавились звонки дальних, а также земляков и знакомых. Кто-то из звонивших искренне был обеспокоен судьбой Кирилла, а кому-то просто хотелось обсудить произошедшее. И каждый выдвигал свои предположения, и давал Алексею свои советы. И в голосе каждого он слышал возложенную на него ответственность, а то и обвинение в случившемся.

В милиции, куда через несколько дней после пропажи Кирилла обратился Алексей, ему посоветовали поездить по моргам, в которых имеются неопознанные трупы. И он стал методично объезжать такие морги и осматривать безжизненные тела. Многие из них были изуродованы в какой-то катастрофе (пожаре, автомобильной аварии и др.), другие деформировались под воздействием воды и времени. И ему приходилось превозмогать врожденный страх перед мертвецами, с которыми в период опознания он порой оставался один на один в гнетущей обстановке морга. Алексею приходилось всматриваться в порой изуродованные тела и лица, чтобы по явным и косвенным признакам или по фрагментам одежды идентифицировать пропавшего Кирилла.

После нескольких посещений морга, Алексея стали преследовать невольно возникающие в его воображении трагедии, произошедшие с людьми, изувеченные тела которых после этих трагедий оказались в морге. Ко всему этому добавлялся специфический запах-ощущение смерти и тлена, которые отныне не покидали Алексея ни днем, ни ночью.

А уже поздним вечером, как контрольный выстрел в голову, звучали звонки от близких родственников Кирилла, которые как бы требовали от Алексея, сделать отчет о поделанной им задень работе по поиску Кирилла. При этом никто из регулярно или периодически звонивших родственников своей помощи по поиску пропавшего не предлагал. Только на последнем этапе поиска муж сестры Кирилла, проживавший вместе с семьей в Москве, взял на себя часть забот в этом деле, выполняя отдельные поручения Алексея.

После пропажи Кирилла прошло более полутора месяцев. Бесконечные переживания за судьбу Кирилла, осуждающие и сочувственные звонки родственников и знакомых, дополнительные физические и моральные нагрузки, обусловленные поиском, окончательно вывели Алексея из себя. И он все чаще в минуты отдыха стал, как говорят в народе, прикладываться к бутылке, чтобы хоть на время забыть о свалившейся на него проблеме.

Однажды в воскресный день Алексей приехал на свою дачу вместе со своим двоюродным братом Сергеем (имя изменено). К ним «на огонек» заглянул сосед по даче капитан милиции Михаил (имя изменено). На какой-то минуте застолья, разговор опять зашел о пропавшем Кирилле.

– Ты знаешь, Алексей, я всё больше склоняюсь к мысли, что твой пропавший Кирилл жив и здоров и болтается где-то вокруг твоей дачи, – вдруг ошарашил своим выводом Алексея и Сергея Михаил.

– С чего ты это взял! – поперхнулся бутербродом Алексей.

– А с того, что еще примерно месяц назад рано утром мне показалось, что во дворе у тебя кто-то ходит. Я даже подошел к забору, посмотрел – вроде никого. И калитка твоя закрыта на наружный замок. А сомнения все-таки остались. А пару дней назад я поговорил с соседями и они тоже не единожды видели, как кто-то выходил из твоей калитки, а другой раз входил к тебе во двор, когда ты был в Москве.

– Так какого лешего ему прятаться от меня и от людей, если он знает, что там на селе его мать с отцом и жена с детьми сходят с ума от неизвестности. И не знают, толи поминки справлять, толи за здравицу в церкви заказывать! – с возмущением, толи на непутевого Кирилла, толи на сомневающегося в его пропаже Михаила обрушился Алексей.

– А ты не кипятись. Я за свою пятнадцатилетнюю службу в органах всякого навидался. Лучше скажи, где может у тебя на даче спрятаться Кирилл?

– С чего бы он стал прятаться? Ну, если только банк ограбил или порешил кого? – стоял на своём Алексей.

– Я еще раз тебя спрашиваю, – с нотками нетерпения настаивал Михаил, – где у тебя можно спрятаться?

– Да, нигде! На бане и сарае – амбарные замки висят. Я их всякий раз по приезду проверяю. А комнаты, как видишь, пустые.

– А на чердаке ты смотрел?

– Нет, не смотрел. Да и пустое все это, – не сдавался Алексей, хотя уже и не с такой уверенностью, как прежде.

– Давай фонарик – пойдем, проверим чердак, – почти приказным тоном попросил Михаил.

Вооружившись двумя фонариками, все трое по деревянной лестнице, ведшей из коридора на чердак, поднялись наверх. Михаил, пригибаясь, чтобы не удариться головой о стропила и подсвечивая себе фонариком, сразу же направился в самый дальний от входа и самый захламленный старой мебелью и какими-то сумками угол чердака. И уже через несколько шагов он с нотками торжества, что оказался прав в своей версии поиска, оповестил:

– Ну, что я говорил!… Вот он, ваш пропавший негодяй! – жив, здоров и не кашляет.

Алексей с Сергеем поспешили в угол к Михаилу, а тот продолжал с иронией и удивлением в голосе:

– А вы посмотрите, как он устроился! Это же просто дом отдыха на чужом чердаке и, очевидно, за чужой счет.

Подошедшие к Михаилу Алексей и Сергей при свете фонарей увидели, что в углу чердака была оборудована лежанка из ватного матраса, подушки и одеяла. Рядом из ящика из-под овощей был оборудован обеденный столик, застеленный газетой, на котором стояла недопитая бутылка водки, граненый стакан, четвертушка ржаного хлеба, нарезанная полукопченая колбаса и два помидора. Вокруг «столика» валялись пустые бутылки из-под водки и других напитков. Над импровизированным столиком, прикрепленный проволокой к стропилам висел выключенный электрический фонарик. Рядом с засаленной подушкой лежала раскрытая книга.

– Ты посмотри, Алексей, он ещё и читает! – с ироническим восторгом продолжал удивляться Михаил. – Небось, всю твою библиотеку прочитал, пока ты его по моргам разыскивал?

Сам Кирилл сидел на постели, прикрываясь рукой и щурясь от яркого света фонариков. Он, видимо, был в приличном подпитии и не до конца понимал, что происходит.

Алексей был потрясен случившимся. Радости от обнаружения Кирилла, почему-то, не было. Его заполонили чувства разочарования, ненависти и презрения к Кириллу. «Какой же он подлец! Какая мразь!» – невольно возникла в голове у Алексея оценка в отношении Кирилла. «Как же он мог беспечно отлёживаться столько времени, попивая водочку и почитывая книжки, когда родители и жена ежедневно и ежечасно страдают, теряясь в догадках и предположениях о его судьбе!?».

О своих мытарствах в это время Алексей не думал. Напротив, он корил себя за чрезмерную доверчивость и невнимательность. Приезжая по выходным (и не только) на дачу, он неоднократно замечал, то пропажу бутылки спиртного, то недостачу в холодильнике банки-другой консервов, колбасы и других продуктов, которые заканчивались необычно быстро. Позже Алексей обнаружил, что приобретенные по случаю по льготной цене полтора ящика водки, хранившиеся под лестницей, ведущей на чердак, как НЗ (неприкосновенный запас) для предстоявшего семейного торжества, также были выпиты Кириллом.

Но все эти полтора месяца бесконечного поиска и постоянного подсознательного осознания своей вины в случившемся, настолько занимали его мысли и чувства, что возникавшие порой подозрения в пропаже спиртного и продуктов питания, казались ему ничтожными, на фоне случившейся беды. А иногда он и вовсе списывал свои подозрения на то, что «прошлый раз» сам выпил лишнего, что с ним случалось в дни поиска довольно часто, вот он и не помнит, что было в холодильнике или еще где.

– Давай, «пропащая душа», вылезай из своей берлоги на свет божий, – вернул Алексея из его воспоминаний и размышлений в реальность голос Михаила.

Все спустились с чердака, и расселись за столом. Алексей не мог и не желал ни смотреть на Кирилла, ни о чём-либо его спрашивать. Внутренняя опустошенность и безразличие накрыли его, как туман накрывает дома, сглаживая и растворяя острые углы.

– Ну, давай, Робинзон, рассказывай, зачем ты прятался и почему? – опять взял на себя инициативу Михаил.

– Я просто решил немного отдохнуть, – неопределенно промямлил Кирилл.

– Ты слышал, Алексей, братишка твой очень устал и ему нужен отдых, – продолжал иронизировать Михаил. – А может мы, сейчас составим протокол и подадим на него в суд. Вед помимо различных хлопот по его поиску, он у тебя за полтора месяца наел и напил не на одну тысячу рублей. Пусть продолжит свой отдых на зоне. Как ты считаешь, Алексей?

– Не надо никаких дел, – решительно, словно очнувшись от дремоты, заговорил Алексей. – Я просто хочу, чтобы эта тварь как можно быстрей покинула мой дом. Серёжа, я дам тебе денег на билеты. Отвези, пожалуйста, Кирилла на вокзал и посади его на ближайший поезд. Да, и позвони его родителям, пусть встречают своего кормильца.

 

----

( Изображение взято из открытых источников Яндекс.Картинки )

----

 

Смотрите также:





 
01   НОВОСТИ
02   БИОГРАФИЯ
03   НАУКА
04   ПУБЛИЦИСТИКА new
05   ОТКРЫТЫЙ ЭФИР
06   ЛИРИКА new
07   КНИГИ
08   СТУДЕНТАМ
09   ВИДЕО
10   ГОСТЕВАЯ
11   КОНТАКТЫ
12   ENGLISH

При использовании материалов с сайта
ссылка на автора обязательна!